Главная страница

Статьи и гипотезы по истории Древнего мира

<<НазадСодержание разделаДалее>>

Страница 1 из 1

    
Медицина в древности

 

Доисторические и примитивные общества

Современные знания о доисторической медицине основаны, прежде всего, на изучении ископаемых остатков доисторического человека и его орудий; некоторые сведения дает также практика ряда сохранившихся примитивных народов. Ископаемые остатки несут следы таких поражений скелета, как деформации костей, переломы, остеомиелит, остит, туберкулез, артрит, остеома и рахит. Никаких сведений относительно других заболеваний нет, но скорее всего почти все современные заболевания существовали и в доисторические времена.

Примитивная медицина основывалась на предположении о сверхъестественной причине болезни, а именно злонамеренного воздействия злых духов или колдунов. Поэтому лечение состояло из магических заклинаний, заговоров, песнопений и разнообразных сложных ритуалов. Злых духов нужно было отпугнуть шумом, обмануть масками или сменой имени больного. В основном использовалась симпатическая магия (основанная на вере в то, что на человека может сверхъестественным образом влиять его имя или представляющий его предмет, например изображение). Магическая медицина до сих пор практикуется на островах Полинезии, в некоторых регионах центральной Африки и в Австралии.

Магическая медицина породила знахарство – по-видимому, первую человеческую профессию. Сохранившиеся на стенах пещеры в Пиренеях кроманьонские рисунки, возраст которых превышает 20 тыс. лет, изображают целителя-колдуна в шкуре и с рогами оленя на голове.

Люди, занимавшиеся лечением, образовывали особую социальную группу, окружавшую себя мистической тайной; некоторые из них были проницательными наблюдателями. Многие суеверия содержат зерно эмпирической истины. Инки, например, знали терапевтические свойства мате (парагвайского чая) и гуараны, стимулирующий эффект какао, действие растительных наркотических веществ.

Индейцы Северной Америки, хотя и использовали колдовство и заклинания, в то же время обладали довольно эффективными лечебными методами. При лихорадке применяли жидкую диету, очищающие, мочегонные, потогонные средства и кровопускание. Рвотное, слабительное, ветрогонное, клизмы употреблялись при расстройствах желудка; лобелия, лен и банки – при респираторных заболеваниях. Из 144 лекарственных веществ, применявшихся индейцами, многие до сих пор используются в фармакологии. Индейцы были особенно искусны в хирургии. Они вправляли вывихи, применяли шинные повязки при переломах, поддерживали чистоту ран, накладывали швы, использовали прижигание, припарки. Ацтеки тоже применяли шины и хирургические инструменты, искусно изготовленные из камня.

Первобытный человек, использовавший в качестве хирургических инструментов заостренные камни, проявлял удивительное хирургическое мастерство. Имеются доказательства того, что в глубокой древности уже проводились ампутации. Обычными были такие ритуальные операции, как инфибуляция (наложение скоб), кастрация и обрезание. Но что самое удивительное, в доисторической хирургии была широко распространена трепанация черепа.

Техника трепанации, частой в эпоху неолита, вероятно, восходит к позднему палеолиту. В кости черепа вырезали от одного до пяти круглых отверстий. Нарастание кости по краям отверстий доказывает, что пациенты довольно часто выживали после этой опасной и сложной операции. Черепа со следами трепанации были найдены во всем мире, за исключением Австралии, Малайского полуострова, Японии, Китая и территории к югу от Сахары. Трепанация до сих пор практикуется некоторыми примитивными народами в таких удаленных друг от друга географических точках, как острова Тихого океана, Кавказ, Алжир. Цель ее не совсем ясна; возможно, таким путем выпускали злых духов. На островах Тихого океана с ее помощью лечили эпилепсию, головные боли и умопомешательство. На о-ве Новая Британия она использовалась как средство, обеспечивающее долголетие.

У примитивных народов считалось, что душевные болезни возникают из-за одержимости духами, не обязательно злыми; страдающие истерией или эпилепсией часто становились жрецами или шаманами.

 

Месопотамия

По всей видимости, Месопотамия – родина древнейших из известных цивилизаций, восходящих к 5000 до н.э. Хотя Геродот утверждает, что среди вавилонян не было врачей, это не соответствует многочисленным археологическим данным, свидетельствующим о том, что шумеро-аккадская цивилизация, которая предшествовала в Месопотамии цивилизациям Ассирии и Вавилона, обладала довольно развитой медициной. Найденная печать шумерского врача датируется 3000 до н.э., так что шумерская медицина, вероятно, предшествовала египетской. Шумерские глиняные таблички сообщают о многих чудодейственных средствах; часть из них могла бы составить “глиняную книгу” по акушерству. Медицина по-прежнему была в основном магической, врачи назывались “асу” (шум. “a-zu”) – “ведающий водой”, поскольку вода играла ключевую роль в заклинаниях. Однако нет никаких доказательств того, что деятельность целителя совпадала со жреческой.

Многочисленные данные, полученные при раскопках развалин дворца Ашурбанипала (время правления 669–626 до н.э.) в Ниневии, показывают, что в ассиро-вавилонской медицине было накоплено много профессиональных эмпирических знаний, несмотря на ее в основном магический характер. Таблички упоминают более 300 различных лекарственных средств: побеги растений, древесину, травы, корни, семена, растительные соки, минералы и т. д. Указано специальное назначение некоторых из них, например “от боли в сердце”. Лечебный эффект ряда средств не вызывает сомнений. Так, смягчающие клизмы использовали для уменьшения воспалений, массаж – для снятия желудочных болей, при некоторых заболеваниях рекомендовали отдых и покой, уделяли также внимание и диете. Распространены были припарки, горячие и холодные компрессы. Особенное значение приписывалось воде, так как она была священным элементом бога Эйа, главного среди нескольких богов-целителей.

Важную роль в ассиро-вавилонской цивилизации играла астрология, тесно связанная с прогностикой болезней. Диагноз же был более эмпирическим. Во всех табличках перед указанием лекарства от болезни кратко перечисляются ее симптомы. Очень хорошо описаны, например, признаки туберкулеза. Печень считалась местом расположения жизненного начала. Хотя не все болезни приписывались воздействию демонов, лечение в основном было подчинено ритуалам; врачам, например, не дозволялось посещать пациентов 7-го, 14-го, 21-го или 28-го числа каждого месяца. По дошедшим до нас свидетельствам, ассирийцы и вавилоняне страдали душевными расстройствами, болезнями желудочно-кишечного тракта, глаз, желчного пузыря, сердца, костными заболеваниями.

Есть основания полагать, что врачи в ассиро-вавилонском обществе составляли особый социальный слой, отличный не только от жрецов, но также от ветеринаров и хирургов, занимавших более низкое положение. Медицинская деятельность регулировалась законом. В своде законов Хаммурапи, датируемом не позднее 1950-х годов до н.э., перечислены вознаграждения врачам и определены суровые наказания за неправильное лечение. Так, если врач успешно вскрывает “с помощью бронзового ножа” глазной нарыв, “благородный” пациент должен заплатить ему 10 шекелей серебра, а раб – 2 шекеля. Но если в результате операции пациент потеряет зрение, то врачу следует отрубить руки. Наказание смягчалось, если пациентом был раб: достаточно было замены раба.

Египет

Начало египетской медицины окутано легендами. Бог мудрости Тот считался автором 32 Герметических книг, 6 из которых посвящались медицине. Все они утрачены.

Первый врач, имя которого занесено в историю, это египтянин Секхетьенанах (ок. 3000 до н.э.). Он “исцелил ноздри царя” и был почтен статуей с надписью об этом событии. Гораздо большей славы достиг Имхотеп (расцвет ок. 2975 до н.э.), главный визирь фараона Джосера и известный архитектор, который, согласно легенде, был также великим врачом и почитался впоследствии как полубог и покровитель медицины. О действительных его достижениях в медицине известно мало.

Распространенное мнение о том, что в Египте врачи были жрецами, спорно. Врачи представляли особую касту, а медицинские школы в Саисе и Гелиополе существовали независимо от великих храмов. Современные знания о египетской медицине основаны на дошедших до нас папирусах, наиболее знаменитые из которых – папирус Эберса, датируемый примерно 1500 до н.э., и немного более ранний папирус Смита – являются самыми древними из сохранившихся медицинских текстов. Папирус Эберса кроме общих медицинских тем содержит более 900 рецептов и предписаний. Папирус Смита посвящен лечению ран и ушибов. Другие папирусы содержат тексты по гинекологии и педиатрии. Очевидно, в Египте было особое почитание священной медицинской литературы. Пока врач придерживался правил, изложенных в Герметических книгах, никакое обвинение не могло его коснуться даже в случае смерти пациента. Но при любом отступлении от этих правил за гибель пациента врача карали смертью. Догматический характер египетской медицины проявлялся и в том, что несмотря на практику вскрытий и бальзамирования умерших, знания об анатомии и физиологии оставались на низком уровне. Это очевидное противоречие можно объяснить множеством табу, связанных с мертвыми, и тем, что бальзамированием занимались не врачи, а особые специалисты.

Представления египтян о болезнях были тоже довольно примитивными, основанными на идее вселения демонов. Заклинания, песнопения и магические заговоры составляли существенную часть египетского врачевания. Были распространены магические отворотные средства, с помощью которых излечиваемое место стремились, видимо, сделать отвратительным для духов болезни. Тем не менее не все болезни приписывались действию демонов: к причинам заболеваний относили также погоду или попадание в организм вредных веществ. Диагностика отличалась сравнительно высоким уровнем; пульс прощупывали в нескольких местах, что позволяет предположить некоторое представление о кровообращении. Сердце считалось жизненно важным органом, а дыхание наиболее важной для жизни функцией. Термометром служила рука, отмечались изменения температуры тела. Есть даже намеки на использование прослушивания (аускультации), поскольку о враче говорили, что “он пользуется ухом”. Начало лечения зависело от прогноза: если повреждения головы казались смертельными, пациенту не оказывали помощи. Сложные переломы тоже считались смертельными и не лечились.

Высоко специфичной была египетская фармакопея: для каждой болезни предписывались свои лекарства и точные их дозы. Некоторые из этих средств, в частности касторовое и оливковое масло, опиум и шафран, используются до сих пор. Применение хирургических операций было ограничено из-за стремления египтян сохранить тело для загробной жизни и воскресения, так что ампутации исключались. Раны закрывали свежим мясом, вывихи вправляли, при переломах использовали шинные повязки, но рискованная хирургия первобытных времен была уже отвергнута.

Высокого уровня достигла гигиена; диета и соблюдение чистоты входили в религиозные предписания. Тем не менее многие паразитарные и инфекционные заболевания, характерные для современного Египта, существовали там и во времена фараонов. Часто встречались заболевания глаз. В почках мумий были обнаружены яйца глистов, возбудителей шистосомоза. Чрезвычайно распространен был ревматоидный артрит, кариес же встречался редко. Гнойные заболевания часто отмечались в период поздних царств. Туберкулез позвоночника выявлен у мумий, датируемых примерно 3400 до н.э., а артериосклероз – у мумий времен 21-й династии (ок. 1000 до н.э.). С другой стороны, нет свидетельств о распространении сифилиса или рахита.

Несмотря на свой догматический педантизм, египтяне слыли превосходными врачами, и в их услугах нуждались такие иностранные правители, как Кир и Дарий. Египет считался медицинским центром древнего мира. Он был и родиной первых врачей-специалистов; по свидетельству Геродота, “медицина среди них полностью разделена; каждый врач лечит только одно заболевание и никакое другое; поэтому в стране множество врачей, одни берутся лечить глаза, другие – голову, третьи – зубы, четвертые – кишечник, а некоторые лечат общие недуги всего организма”. Интересно, что медицина раннего Египта была более эмпирической и менее магической, чем в период поздних династий.

Палестина

Древнееврейская медицина, вероятно, восходит к медицинской практике Вавилона и Египта, но в ней появляются и новые концепции, и новые способы лечения. Прежде всего, она отказывается от магического подхода. И болезнь, и здоровье посылаются единым Богом, болезнь – наказание за грех, а Бог – единственный целитель. Роли врача и жреца смешиваются, что не способствовало развитию врачебного профессионализма и специализации. В Библии упоминания о медицине редки, указанные там способы лечения исчерпываются наложением шин при переломах, мазями и повязками при ранах. С другой стороны, профилактика заболеваний и требования гигиены достигают высокого уровня. Ежедневные омовения, мытье рук перед принятием пищи, обязательные омовения для женщин после менструаций и родов входили в религиозные обряды. Солдаты должны были закапывать свои экскременты за лагерем специальной лопаткой, что указывает на высокой уровень санитарии. Были разработаны и особые законы о проказе (возможно, под нею подразумевалось несколько разных кожных заболеваний). Предписывалось изолировать больного, выстирать или сжечь его одежду и, говоря современным языком, дезинфицировать жилище. История о чуме среди филистимлян, упоминание крыс и описание бубонов (1 Цар 5:6, 6:3–11) показывают, что какая-то связь между крысами и чумой уже была отмечена.

Древние евреи были первым народом, заботившимся об общественном здравоохранении, и Библия может считаться первым учебником санитарии. Однако многие гигиенические предписания были частью религиозных обрядов, а не специальными гигиеническими мерами.

 

Персия и Индия

В древней Персии господствовала дуалистическая религия, и в бесконечной борьбе добра и зла боги-целители представляли, конечно, светлую и благую силу. Главным среди них был Митра. Медицина же происходила из садов Амертат, богини долголетия, где произрастали тысячи целебных растений. У древних персов не было анатомических знаний, а их отношение к болезни было основано на религии и магии. Медициной занимались исключительно служители бога Мазды, лечение состояло в очистительных церемониях, молитвах и ритуалах. В “Вендидад”, шестой книге “Авесты”, установлены наказания за врачебные ошибки и вознаграждения за лечение, а также описаны специальные испытания для тех, кто хотел бы приступить к этой профессиональной деятельности.

В Индии медицина получила значительное развитие, однако древнейшая ее история не может быть точно описана, так как сведения о ней сохранились лишь в форме легенд. Самый ранний санскритский источник Ригведа (ок. 1500 до н.э.) содержит магические заклинания против демонов болезни. Некоторые относящиеся к медицине сведения есть и в Аюрведе (ок. 700 до н.э.). Великими медицинскими светилами Индии были Чарака, который жил в начале христианской эры, и Сушрута (расцвет ок. 500 н.э.). Сушрута описал более сотни хирургических инструментов, составил список 760 лекарственных растений. Он писал о малярии, чуме, туберкулезе (называемом в Индии “королевской болезнью”) и оспе. Считается, что он обнаружил связь между крысами и чумой, комарами и малярией.

Медицинская мысль Индии отличалась стремлением к детальной классификации. В хирургии были строго предписаны тип, направление и глубина надрезов для каждого места и органа. Общее представление о болезни основывалось на учении на соках: ее приписывали нарушению равновесия между первичными элементами, составляющими организм. К числу причин относили климат, наследственность, несчастные случаи, переедание и “карму”, т.е. воздаяние за проступки, совершенные в прежнем воплощении. Так, полагали, что человек, убивший брахмана, будет в следующем воплощении страдать анемией.

Диагноз ставился тщательно, с использованием прощупывания (пальпации), прослушивания, осмотра, а также определения вкуса и запаха. Угрожающие жизни симптомы были тщательно пронумерованы, хотя при оценке прогноза оставалась и примесь мистицизма. Лечение производилось с помощью лекарственных растений, кровопускания, банок, пиявок, рвотных и слабительных средств и клизм. Применяли также жир различного происхождения, как внутрь, так и наружно. Большое внимание уделялось диете и соблюдению режима. Анатомические знания были слабыми; считалось, например, что нервы и кровеносные сосуды начинаются от пупка. Несмотря на это хирургия была хорошо развита. Выполнялись операции по поводу анальных свищей и грыж, камнесечение, удаление миндалин, извлечение плода, ампутации, удаление опухолей. Пластические операции носа, с древнейших времен производившиеся кастой гончаров, были довольно частыми, поскольку отрезание носа служило местью или наказанием за супружескую измену. Кожу брали со щек или лба и фиксировали на месте пересадки, накладывая швы.

Важную роль играла гигиена. Законы Ману предписывали диету, обмывания, очищение от выделений. В хирургии использовалась перевязка кровеносных сосудов, разнообразные швы и различные инструменты.

Китай. Происхождение китайской медицины окутано легендами. Ее основателем считается император Шэнь-нун (ок. 2700 до н.э.), который, согласно преданию, составил первый травник с описанием более 100 лечебных средств. Он также считается изобретателем техники акупунктуры. Самый древний и великий китайский медицинский труд – трактат Нэйцзин (Канон медицины) – приписывается императору Хуан-ди (2698–2599 до н.э.); подлинное время его создания неизвестно.

Китайская медицина была первоначально магической; однако в дальнейшем накопились эмпирические знания о лекарственных средствах растительного происхождения. Основой медицинской теории служило абстрактное учение о пяти элементах и о противоположных силах инь и ян, т.е. женском и мужском началах; в нарушении равновесия или гармонии между ними усматривалась главная причина болезни. Китайцы не практиковали вскрытий, их анатомические и физиологические представления были довольно фантастичны. Однако есть основания думать, что они знали о кровообращении. Пульс играл основную роль в диагностике. Его измеряли в 11 точках, каждый раз используя три разных по силе надавливания. Было известно двести разновидностей пульса, 26 из них означали приближение смерти.

Терапия основывалась на законах взаимодействия инь и ян и использовала множество магических средств. Особенно популярным было учение о “знаках” (сигнатурах): желтые цветы применяли для лечения желтухи, напоминающие форму почек бобы – при заболеваниях почек и так далее. В то же время некоторые из почти 2000 рецептов традиционной китайской медицины были действительно очень ценными и сохранили свое значение до сих пор. Так, соли железа применялись при анемии, мышьяк при кожных заболеваниях, ртуть для лечения сифилиса, ревень и сульфат натрия в качестве слабительного, а опий как наркотическое средство. В китайской фармакологии было предвосхищено и современное использование эфедрина. Прививки оспы через вдувание практиковались с древнейших времен, но они, вероятно, не были собственным изобретением китайцев. Хирургия, процветавшая в древнем Китае, впоследствии перестала развиваться. В целом китайская медицина отличалась косностью и догматизмом. Она избегала непосредственного наблюдения и эксперимента и в течение веков не претерпела существенных изменений.

Греция

Расцвет человеческого гения, известный как греческая культура и породивший шедевры архитектуры, скульптуры, поэзии, драмы, философии и науки, проявился и в медицине. Дух исследований и размышлений разбил оковы догмы и побудил к прямому наблюдению и эксперименту, необходимым для развития медицины. Греческая медицина прошла три основных этапа: догиппократов период, классический, или гиппократов, и греко-римский. Каждый имеет специфические особенности.

Догиппократов период начался с минойской цивилизации, процветавшей на острове Крит с 4-го по 2-е тысячелетие до н.э. Египтяне приписывали многие из своих лечебных средств критянам. Среди развалин великого дворца в Кноссе был обнаружен удивительно современный водопровод, свидетельствующий о высоком уровне гигиены. К сожалению, никакими другими данными о минойской медицине мы не располагаем.

Во времена Гомера (ок. 1000 до н.э.) минойская культура уже исчезла, а медицина, основанная на магии, была примитивной. Аполлон почитался как изобретатель искусства исцеления, Гигиея как богиня здоровья, Панакея как целительница всех болезней; другие боги и богини также могли насылать или предотвращать смерть или болезнь по своей воле.

Кентавр Хирон считался основателем медицины и учителем Асклепия (римский Эскулап), сына Аполлона. Знаменитый культ Асклепия, зародившийся в Фессалии, был введен в Афинах в 5 в. до н.э. Храмы его выросли по всей стране. Расположенные в живописных местностях со здоровым климатом, около минеральных источников, они были в сущности санаториями. Исцеление происходило в ходе т.н. инкубации. Сначала больной должен был особым образом подготовиться: поститься, совершать омовения и молитвы; после этого ему позволялось провести одну или несколько ночей в храме, у ног статуи бога в ожидании целительного сновидения. Лечение проводилось жрецами, которые, возможно, прибегали к гипнотическому внушению. Существует множество легенд о чудесных исцелениях, некоторые их них совершенно фантастичны.

Действенная греческая медицина родилась вовсе не в храмах Асклепия. Там не признавались в неудачах, не было и прогресса. Храмы конкурировали между собой, плата была высокой, процветало шарлатанство. Слава греческой медицины проистекает из другого источника.

Классический период греческой медицины начался в 6 в. до н.э. с подъема созерцательной философии. Как передает традиция, Эмпедокл (ок. 490–430 до н.э.), возможно, пифагореец, спас два города от мора, осушив болота и применив дезинфицирующие окуривания. Анаксагор (ок. 500–430 до н.э.) первым начал вскрытия животных. Алкмеон Кротонский (расцвет ок. 500 до н.э.) тоже занимался вскрытием животных; он описал зрительный нерв и слуховые проходы. Алкмеон считал мозг центром ощущений и интеллекта и рассматривал болезни как дисгармонию первоэлементов организма. Вклад других философов предшественников Сократа, среди них Фалеса, Гераклита и Пифагора, был скорее косвенным: интеллектуальный климат, созданный свободой и размахом их теоретической мысли, сделал возможным расцвет гиппократовой медицины.

Гиппократ (ок. 460–377 до н.э.), по праву названный “отцом медицины”, считался автором более чем 70 трактатов знаменитого Гиппократова сборника, однако согласно современным исследованиям непосредственно ему принадлежит не более 13 из них. Эти произведения обозначили поворотный пункт в развитии медицины. Трактат О воздухах, водах и местностях – первое сочинение по физиотерапии, бальнеологии (применению ванн в лечебных целях) и влиянию климата на состояние здоровья. В Прогностике описаны симптомы наступающей смерти, которые до сих пор известны под названием “маска Гиппократа”. В трактате Эпидемии были впервые приведены 42 истории болезни, причем их изложение удивительно современно по методу и форме. Тот факт, что 60% описанных случаев завершились смертельным исходом, никоим образом не утаивается и не приукрашивается; поистине научная беспристрастность этого трактата позволяет считать его началом клинической медицины. Еще более радикальным был отказ Гиппократа признать эпилепсию священной болезнью.

Собственно гиппократова концепция болезни, основанная на учении о соках (гуморальная теория), была тем не менее ошибочной. Согласно этой теории, соки организма: кровь, флегма, черная и желтая желчь, – должны быть уравновешены в определенной пропорции, нарушение которой и есть причина болезни. Следы этой теории сохранились и в сегодняшнем употреблении терминов “сангвиник”, “флегматик”, “холерик” и “меланхолик”.

Гиппократова терапия опиралась на силы природы. Гиппократ не верил в сильнодействующие средства и считал, что “целительная сила природы” во многих случаях может привести к естественному выздоровлению. Кровопускание использовалось нечасто. Диета, покой, свежий воздух, массаж и ванны были важными составляющими лечения. В отношении лекарств господствовал, хотя и не исключительно, принцип “подобное [лечится] подобным”. Обычно применялись мягкие слабительные; горячее питье служило потогонным средством, а овощные соки – мочегонным. Гиппократова фармакопея включала также рвотные, вяжущие и такие наркотические средства, как белладонна, мандрагора и опий. Гиппократ не имел представления о пульсе, а его знание анатомии и физиологии было весьма приблизительным. Тем не менее его принцип непосредственного клинического наблюдения вместе с логическим подходом к заболеваниям заложил основы для последующего развития системы медицинских знаний.

Огромным вкладом Гиппократа является также формулировка принципов медицинской этики. Изложенные в трактатах О враче, Законы и Афоризмы, а также в знаменитой клятве Гиппократа, эти принципы стали в сущности стандартом западной медицинской этики.

Гиппократ пользовался огромным почетом еще при жизни, а его посмертная слава и авторитет пережили столетия. Он оставил многочисленных учеников. В эллинистический период центр образования и медицины переместился из Греции в Александрию. Там впервые Герофил и Эрасистрат стали производить публичные вскрытия человеческого тела; одному из них приписывается также изобретение катетера. К сожалению, почти все их сочинения утеряны. Герофил (расцвет ок. 300 до н.э.) считается “отцом анатомии”. Он различил вены и артерии, открыл и дал название двенадцатиперстной кишке и предстательной железе, обнаружил подъязычную кость, описал женскую анатомию, дал названия многим частям головного мозга, который считал местом расположения разумного начала, установил различие двигательных и чувствительных нервов, изучал строение глаза, печени, поджелудочной железы и слюнных желез. Раскрыл значение пульса и использовал его при диагнозе. Герофил был также знаменитым хирургом, который ввел операцию по рассечению плода (эмбриотомию) и усовершенствовал оперативное вмешательство при катаракте.

Эрасистрат (ок. 300–260 до н.э.), которого называют “отцом физиологии”, изучал анатомию и функции головного мозга, интересовался процессом дыхания, работой мышц, питанием и секреторной деятельностью организма и оставил выдающиеся работы о сердце и кровеносной системе. Эрасистрат отверг гуморальную теорию Гиппократа и предложил свое объяснение болезней, считая их причиной “плетору” – излишек крови. Вместе с тем он не рекомендовал кровопускания, ибо они снижают сопротивляемость организма, практиковал перевязку кровоточащих артерий, выступал против чрезмерного употребления лекарств, предписывал паровые ванны, покой, диету и физические упражнения.

Для школы эмпириков, сменившей последователей Герофила и Эрасистрата (т.е. школу догматиков), была характерна приверженность к многочисленным медикаментам и непосредственному практическому эксперименту при полном пренебрежении к теории и исследованиям. Это, естественно, привело к упадку александрийской медицины. Тем не менее эмпирики достигли больших успехов в акушерстве и хирургии, в частности в применении перевязок, и в изучении ядов и противоядий.

Древний Рим

В древности высокой репутацией пользовалась этрусская медицина, но о ней известно лишь то, что этруски осушали болота для борьбы с малярией и были искусны в лечении зубов.

Собственная медицина римлян вначале почти полностью основывалась на магии, и они почитали великое множество высоко специализированных врачующих божеств. У римлян профессия врача не пользовалась уважением, она считалась ниже достоинства римского гражданина. Часто медицинской практикой занимались рабы. На греческих врачей, которые стремились укрепить свое положение в Риме, смотрели подозрительно и с презрением. Катон Старший предостерегал против них своего сына. Однако проникновение иммигрантов продолжалось, и, наконец, Юлий Цезарь дал греческим врачам римское гражданство. Предубеждение постепенно развеялось, врачи стали популярны, богаты и знамениты. Соран (ок. 100 до н.э.), принадлежавший к школе методиков, может считаться основателем акушерства и гинекологии; он оставил чрезвычайно ценные советы по уходу за ребенком и предпринял первые попытки дифференциального диагноза. Аретей Каппадокийский, живший в Александрии во 2 в. н.э., был последователем Гиппократа и составил превосходные описания таких заболеваний, как столбняк, эпилепсия, истерия и астма, а также первое систематизированное описание диабета. Для диагноза Аретей использовал осмотр, пальпацию, выстукивание и прослушивание; он различал острые и хронические болезни, разные типы инфекции.

Хотя римляне долгое время рассматривали медицинскую практику как занятие недостойное, трое из них, т.н. энциклопедисты, внесли значительный вклад в медицинскую науку. Первым был Марк Теренций Варрон (116–27 до н.э.), известный лишь по ссылкам на него других авторов. Вероятно, он имел представление о существовании микроорганизмов и описал их как “невидимые для глаз маленькие существа”, которые наполняют воздух, попадают внутрь при дыхании и вызывают опасные болезни. Происхождение этого знания остается тайной.

Второй великий римский энциклопедист, Авл Корнелий Цельс, живший в 1 в. н.э., был автором восьми сохранившихся книг О врачебном деле (De re medica); многие болезни до сих пор называются его именем. Он ввел такие термины, как сердечные заболевания и умопомешательство. Его описания воспаления, менингита и аппендицита сохраняют значение и сегодня. Кроме того, он был первым историком медицины.

Третий римский энциклопедист, Плиний Старший (23–79 н.э.), оставил после себя ценнейшую энциклопедию современных ему знаний или того, что считалось знанием в его время. Он обладал неуемной любознательностью и невероятным усердием, но у него не было критического чутья, вследствие чего большинство из его рассказов фантастичны, а факты малодостоверны. Труды Плиния ценны тем, что сохранили описания многих тогдашних суеверий, методов лечения, лечебных средств, а также имена врачей.

Греко-римская медицина достигла своего апогея в творчестве Галена (130–200 н.э.). Уроженец Малой Азии, он практиковал в Риме, стал врачом императора, приобрел великую славу и авторитет. Этот авторитет, к сожалению, оставался непререкаемым в течение 12 столетий и встал на пути развития медицины. Высокомерный и самоуверенный, Гален презирал своих оппонентов и соперников, был склонен к догматическим утверждениям. Опытный клиницист, он использовал диеты, массаж и многочисленные лекарства. Но важнейшее его достижение – огромное письменное наследие. Более 500 книг приписывается Галену, а 83 из них сохранились во множестве изданий и переводов. Подход Галена к медицине основывался на философии Аристотеля. Его авторитет был признан христианской церковью, и вплоть до эпохи Возрождения любые отступления от Галена рассматривались как ересь. Монотеистические представления о мировом устройстве послужили основанием для почитания его средневековыми арабскими и еврейскими врачами. Даже после Везалия концепция кровообращения Галена оставалась канонической.

Однако в отличие от своих последователей сам Гален был ученым-экспериментатором; его считают основателем экспериментальной физиологии. Поскольку в тот период вскрытие человеческого тела было уже запрещено, он проводил вскрытия обезьян и свиней, не всегда правомерно перенося свои наблюдения на анатомию человека. Гален изучал анатомию головного мозга, описал семь пар черепно-мозговых нервов, первым выдвинул гипотезу о миогенной (зависящей от мышечных сокращений) природе сердцебиений, открыл симпатическую нервную систему, установил важный принцип взаимозависимости функции органа и его поражений. Признавал движение крови, но понимал его как прилив и отлив, а не как циркуляцию. Считал, что жизненный принцип, “пневма”, вдыхается легкими и смешивается с кровью. Терапия Галена, в отличие от гиппократовой, была основана на принципе “противоположное противоположным”. Например, тепло лечит болезни, вызываемые охлаждением, и наоборот.

Гален был последним великим греческим врачом Рима. Сам Рим мало внес в развитие медицины, он был лишь центром деятельности греческих врачей, но в Риме достигла высокого уровня общественная санитария. Канализация и водопровод предохраняли от распространения эпидемий. Обязательной была уборка улиц. Существовало множество частных и общих бань.

Римские пациенты были защищены законом от врачебных злоупотреблений. Государство обеспечивало бесплатные консультации и медицинскую помощь для бедных, а общественные врачи были прикреплены к отдельным районам. Таким образом, римская медицина, хотя и не сделала оригинальных открытий, достигла высокого уровня в области общественного здравоохранения.

 

С падением Рима, приходом христианства и возникновением ислама новые мощные влияния полностью преобразовали европейскую цивилизацию. Эти влияния отразились и на дальнейшем развитии медицины.

Византийская медицина

Еще до нашествия варваров с севера центр Римской империи переместился из Рима в Византию. Там, несмотря на упадок античной цивилизации, была сделана попытка сохранить медицинское наследие предшествующих столетий.

Гален был последним великим античным ученым-медиком. В византийской медицине отсутствовала оригинальность: ее вклад сводился к компиляции и сохранению достигнутого. Орибасий (325–403), врач императора Юлиана, составил многотомный справочник по медицине и хирургии. Другие прославленные византийские компиляторы – Аэций (расцвет ок. 500), Павел Эгинский (607–690) и Александр Тралесский (525–605); последний был единственным медицинским автором этого периода, проявившим какую-то самобытность.

Средние века изобиловали войнами и эпидемиями, везде царил социальный и экономический хаос. Новое христианское учение, обещавшее спасение, было принято со слепым фанатизмом. Распространение мистики привел к подъему религиозного целительства. Братья Косма и Дамиан, мученики эпохи Диоклетиана, благодаря чудесным исцелениям стали христианским святыми – покровителями медицины. Если язычники римляне наделяли особыми целительными силами различных богов и богинь, то теперь эти функции были распределены между многочисленными святыми. Считалось, что св. Рох и св. Себастьян предохраняют от чумы, св. Иов от проказы, св. Антоний Фивский от отравлений.

Даже само представление о болезнях регрессировало. Они уже не связывались с естественными причинами, а считались наказанием за грехи. Молитвы, пост, покаяние стали основными лечебными средствами. Хотя христианское милосердие требовало ухода за больными и для этой цели учреждались больницы, методы лечения не основывались на медицинских знаниях.

Отцы церкви, естественно, вносили христианские догматы в медицинские учения. Мистицизм, суеверия и догматизм вытеснили научное знание и исследование. Канонизированные тексты были объявлены высшими авторитетами как в религии, так и в науке.

 

Арабская медицина

Упадок науки после падения Римской империи мог бы привести к полному исчезновению и забвению греко-римского наследия, если бы не возникла великая арабская цивилизация. Мусульманские завоевания в 7 и 8 вв. поставили под власть халифатов обширные земли юга Европы, Северной Африки и значительной части Азии. Удивительным образом в этой империи с ее фанатичной жаждой завоеваний был проявлен высокий уровень терпимости к чужеземным традициям и знаниям. Драгоценные греческие и римские рукописи, которые сжигались и уничтожались, если попадали в руки черни в первые века христианства, были заботливо сохранены, переведены, снабжены комментариями и приняты в качестве основания науки и философии.

Следует иметь в виду, что арабская цивилизация был арабской только по языку. Многие народы Востока и Запада внесли свой вклад в ее развитие, и среди ее выдающихся представителей были персы, сирийцы, испанцы и евреи.

Возникновение арабской медицины относится ко времени, предшествующему рождению Мухаммеда (570–632). Христианскую секту несториан, основанную патриархом Константинополя Несторием, объявили еретической; они вынуждены были бежать в 431 в Эдессу, город в Малой Азии, и там основали медицинскую школу, получившую широкую известность. При императоре Зеноне (474–491) преследования несториан были возобновлены, и на этот раз они бежали в Гандешапур (Джандишапур) в Персии. В течение следующих двух столетий несториане превратили этот город в медицинский центр. Они перевели множество греческих и латинских текстов на арабский язык.

Самым выдающимся среди несторианских врачей был Хунайн ибн-Исхак ал-Ибади (809–877), чей трактат Альтерация глаза – самый ранний из известных арабских текстов по офтальмологии.

Другим выдающимся арабским врачом 9 в. был Рази (ар-Рази), перс по происхождению, который написал около 200 сочинений по медицине, включая огромную энциклопедию, т.н. Всеобъемлющую книгу по медицине. Этот обширный свод лишен систематизации; своей славой Рази обязан скорее небольшому трактату Об оспе и кори, содержащему классическое описание различий между этими болезнями. Рази следовал методу Гиппократа и был хорошим клиницистом. Он известен также немилосердным разоблачением шарлатанства.

Еще одним значительным медицинским автором этого периода был Исаак Бен Саломон Израэли (ок. 845 – ок. 940), египетский еврей, чьи книги о питании, лекарственных средствах и лихорадках пользовались популярностью вплоть до 17 в.

Создание медицинских энциклопедий было продолжено Ибн Аббасом (Али ибн аль Аббасом), еще одним персидским автором 10 в., чья Царская книга, свод медицинских знаний того времени, был намного лучше составлен и систематизирован, чем энциклопедия Рази. Но обе эти книги затмил знаменитый Канон Авиценны.

Этот труд, суммировавший достижения греко-арабской медицины, был главным источником медицинских знаний для Азии и Европы в течение последующих шести веков. Его автор – Авиценна (Абу Али Ибн Сина, 980–1037), тоже перс по происхождению, которого часто называли “князем всех врачей”, – обладал яркой индивидуальностью и предприимчивым характером. Он был отличным врачом и в своих работах пытался примирить догмы Галена и Аристотеля.

Труды Авиценны знаменуют высшую точку развития арабской медицины, особенно на Востоке. В 10 в. центр арабской цивилизации переместился в Испанию. Там в Кордовском халифате работал единственный известный арабский хирург – Альбукасис (Абу-ль-Касим, 936–1013).

Хирургия очень долго оставалась ниже по статусу, чем медицина, что было характерно и для арабской, и для христианской цивилизаций. Альбукасис, однако, пытался поднять престиж этой пренебрегаемой профессии. Его трактат – одна из самых древних иллюстрированных книг по хирургии; среди изображенных там хирургических приспособлений – не только пинцет, но и множество разнообразных зубоврачебных инструментов. Альбукасис был также первым, кто описал гемофилию.

Другому арабскому хирургу Авензоару (Ибн Зухру) из Севильи (ок. 1072–1162) средневековая медицина обязана популярным фетишем, известным как безоаровый камень (плотное отложение, образующееся из остатков пищи и несъедобных частиц в желудке некоторых жвачных, особенно коз; ему приписывались величайшие целебные свойства). Несмотря на это суеверие, Авензоар был хорошим клиницистом, первым врачом, применившим питательную клизму, умел диагностировать рак желудка. Его ученик Аверроэс (Ибн Рушд, 1126–1198) овладел не только медициной, но и множеством других дисциплин. Он много писал на медицинские темы, но славу ему принесли главным образом философские труды. Взаимопроникновением медицины и философии отмечено и творчество его выдающегося ученика Маймонида (1135–1204), чья биография знаменует окончание эпохи терпимости и славы арабской цивилизации. Маймонид отказался перейти из иудаизма в ислам и был изгнан из Испании. Он стал врачом халифа Саладина (Салах-ад-дина) и имел обширную практику в Каире. Подобно Аверроэсу, для потомков он оказался более известен как философ, чем как врач.

Источник: www.krugosvet.ru
    

<<НазадСодержание разделаДалее>>

Страница 1 из 1

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга