Главная страница

Древний мир. Страны и племена.
ЕГИПЕТ

<<НазадОглавлениеДалее>>

Египет

  
«Сексуальная революция» в Древнем Египте

О.В. Томашевич (Москва)

Сразу оговорюсь, что тема эта, по крайней мере, если судить по количеству написанного (вот уж где никакие статистические методы не работают, и количество написанного отражает скорее нашу неготовность эту тему обсуждать), не особенно привлекала внимание египтологов. Хотя привлекала, наверное, многих, но не получила отражения в публикациях. В позапрошлом веке – а египтология наука почтенная, 1822 года рождения, – нравы были все-таки гораздо скромнее. Щепетильность исследователей-христиан, среди которых, кстати, относительно много представителей церкви или выходцев из семей священников, не всегда позволяла им вторгаться в эту сферу – других тем хватало, да и не было это столь актуально, как сейчас. Один из «отцов» египтологии сэр Алан Гардинер высоконравственно интерпретировал знак «женский половой орган» как «колодец, полный воды» и отнес его знакам, имеющим отношение к небу, земле и воде1. Конечно, этот орган в мифологии легко ассоциируется с семантическим рядом: «вода» – «жизнь». Примечательно, что с таким знаком пишутся не только слова: «женщина», «жена», но, например, как заметил Гардинер, «по непонятным причинам», «рудники», «медь», «небесный свод». Почему-то понятным ему кажется присутствие этого знака в слове «пределы» или «дальние болота»2

Автор статьи об эротике в шеститомном «Лексиконе египтологии»3, профессор из Гамбурга Лотар Штарк справедливо подметил, что в силу этих причин так долго не был опубликован первоклассный памятник древнеегипетской культуры, известный со времен Ж.-Ф. Шампольона, – так называемый Туринский эротический папирус4. Первой научной «ласточкой» (из значительных по объему) стала небольшая работа Л. Манних «Сексуальная жизнь в древнем Египте» – рукоплещем смелости женщины, но книга ее поверхностна5. Более серьезна позднее изданная книга об отношениях полов в Египте Греко-римского периода, но здесь мы оказываемся на территории античной культуры, где эта проблематика разработана несравненно лучше. Что касается публикаций неспециалистов, то данная область оказалась для них почти недоступной.

Каким бы суперсовременным ни был историк, при анализе любого исторического явления ему придется обратиться к истокам оного. Что нам известно об отношениях полов в древнейшем Египте? Практически ничего, и это – прекрасно. Большая часть трехтысячелетней египетской истории прошла в обстановке здорового отношения к сексу, но он оставался абсолютно закрытой для посторонних глаз сферой. При этом некоторым ученым, например Эмме Бруннер-Траут6, представляется, что древнеегипетская культура отличалась от окружающих ее культур особенным целомудрием. Довольно спорное утверждение, если посмотреть, например, на изображения итифаллических богов или на статуэтки так называемых конкубинок. Впрочем, это с нашей точки зрения (хотя и «наши точки зрения» могут шокирующе различаться). Попробуем все-таки немножко подсмотреть за чужим счастьем. 

Если не бояться глубокого мрака тысячелетий, отделяющих нас от неолитического периода, то начинать надо с женских статуэток, находимых по всему Средиземноморью. Их пышные формы породили в ученых умах представление о повсеместно распространенных культах богини-матери, т. е. плодородия. Безусловно, достойное культа явление, но не напоминает ли вам это анекдот о мужчине, который все показываемые ему психологом предметы, даже кирпич, ассоциировал с женщиной? Справедливо критикует эту нивелировку всех фигурок Е.В. Антонова7.

Самые ранние статуэтки женщин, которые находят в Египте, относятся к эпохе Бадари и характеризуются определенной позой: руки под грудью. В следующий период – Негада – появляются изображения на сосудах и фигурки других дам – так называемых танцовщиц с поднятыми вверх и скругленными руками (сейчас предполагают, что этот жест скорее означает радость, чем горе или оплакивание, видимые учеными прежде. Что ж, мы не безнадежны – путь от пессимизма к оптимизму тоже возможен). 

Затем мы вступаем в исторический – династический – период. В эпоху Древнего царства подобные статуэтки, похоже, исчезают: цивилизация достигла такого уровня упорядоченности, что изображения всяких «хаотических сил», а эротика, конечно, относится к таковым, просто игнорируются художниками. Не актуально. А с проблемой поддержки плодородия в Египте всегда успешно справлялись мужские божества (например, Мин, Осирис, Амон-Камутеф).

Хотя египтяне, похоже, не стеснялись изображать срамные места и писать соответствующие иероглифы, в целом, конечно, в рельефах гробниц и росписях Древнего царства вы не найдете откровенных сцен. Даже о бесплодной женщине говорили иносказательно – «печальная» (jnd). Отношения мужа и жены (часто называемой в надписях «любимой») обозначены только скромными объятиями, настолько общепринятыми, что они нейтральны, как наши фотографии на документы. В очень немногих гробницах нам позволяется «заглянуть в замочную скважину спальни» – так, в Саккаре, в большой усыпальнице вельможи Мереруикаи есть изображение его супруги, сидящей на кровати и ублажающей мужа игрой на арфе. Все одеты, но всем все понятно. Подобная сцена порой воплощалась и в деревянных моделях, относящихся уже к следующей эпохе – Среднему царству (Египетский музей в Каире). Изображения нагих людей в гробницах тоже встречаются: это дети и представители некоторых профессий (например, рыбаки, сборщики папируса). Эротики в них нет – просто климат позволяет, да и работать так удобнее.

А что в семье фараона? Тоже никаких интимных сцен. Если заглянуть в сокровищницу Тутанхамона (период Нового царства, вторая половина II тыс. до н. э.), то мы найдем там много изображений царственной четы. Насколько они традиционны? Царицы всегда охотно изображались, но в правление Аменхотепа III входит в моду показывать венценосных супругов вместе. Сын Аменхотепа и Тейе, знаменитый реформатор Эхнатон, не оставил и эту область без нововведений: если его отец с матерью показаны довольно канонично (только масштаб изменился – впервые стали устанавливать колоссальные статуи царям, а не только богам, как прежде), то он, требовавший от художников особой правды жизни, порой показан нежно держащим Нефертити за руку или целующим ее. Вот эти мотивы, в более скромных вариантах, стали использоваться в изображениях юной четы – Тутанхамона и дочери Эхнатона и Нефертити. Сейчас принято усматривать в этих сценах глубокий сексуальный подтекст (особенно характерный для работ феминистского направления8). 

В частных гробницах Нового царства тоже нет откровенных изображений, но атмосфера рельефов и росписей все же становится значительно эротичнее. Особенно любили художники изображать веселые пирушки. Разодетые в полупрозрачные и гофрированные одежды, в роскошных париках и украшениях гости наслаждаются изысканным угощением, пением, танцами и музыкой в исполнении почти обнаженных девушек («акробатические» номера исполняются «топлесс»). Молоденькие служанки, юные тела которых не обременены ничем, кроме поясков-бус и ожерелий, подносят им напитки и лотосы. 

Легко представить, как на таких пирах исполнялись лирические произведения – исключительно любовного содержания (другая лирика в Египте неизвестна). В лирике много метафор и эвфемизмов, эротический смысл которых не всегда улавливается современными исследователями. «Заменителями» сексуальных органов могут быть практически любые другие: глаз (и мужским и женским!), нос, ухо, рука. Эротическими символами служат волосы, различные растения (мандрагора, лотос), птицы (утка, гусь), рыбы (особенно тилапия), змеи, животные (лисы); предметы: лук и стрелы (забавно, но кто был Эротом, неясно), настольная игра. Важным знаком является ладья, ибо излюбленное место любовных приключений – заросли папируса. Но превосходен для встреч наедине и сад, желательно с прудом: если почитать сказки папируса Весткар, в беседке такого сада жена жреца Убаинера растила ему рога вместе с одним простолюдином. Правда, эта история кончилась совсем нехорошо – жрец так обиделся, что изготовил волшебного крокодила, погубившего молодого человека. Когда же жрец похвастал своим колдовством перед царем, пришлось предать смерти и неверную супругу: на Древнем Востоке в подобных случаях любовников ожидало одинаковое наказание.

Заметно эротичнее становятся предметы быта, особенно разнообразные футляры для косметических средств, предназначенных для подчеркивания красоты. Часто ручки туалетных ложечек делаются в виде фигур нагих девушек, порой с котятами или утками в руках, а то и просто – с плодом мандрагоры или лотосом. Наверное, самая красивая из них хранится в Государственном музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина. Обратите внимание: на ногах девушки – татуировка, часто украшавшая тела певиц и музыкантш. Найдены они и на мумиях. Как правило, это геометрические узоры, но известно и маленькое изображение Беса на бедре певицы. А от Римского периода сохранилась удивительная мумия, найденная в женском саркофаге более ранней эпохи. Татуировка изображена на льняных покровах этой очень аккуратно запеленутой мумии, причем при пеленании были подчеркнуты характерные особенности женской фигуры. Возможно, ученых смутило лицо, изображенное на льне (как встречается во времена Древнего царства), и в 1960-х годах памятник подвергли рентгену. Оказалось, что это – мужчина! Вероятно, он зарабатывал на жизнь танцами и, возможно, в духе античности, имел богатого покровителя, щедро заплатившего за мумификацию своего любимца. Но – это Римский период, поэтому экстраполировать какие-либо выводы на предшествующие эпохи совершенно невозможно.

Но мы отвлеклись от женских статуэток. Появляются они вновь тогда, когда наступление хаоса колеблет устои порядка и справедливости (то, что древние египтяне обозначали понятием «Маат») – в тяжелые времена I Переходного периода. Изображаемые дамы, по сравнению с неолитическими, заметно теряют в весе, но выигрывают в символичности. Их подчеркнутые гениталии наводят на более определенные мысли, но вот незадача – статуэтки находят не в самых подходящих местах: в храмах, домашних божницах и гробницах. Примечательно, что последние практически все принадлежат женщинам (и даже девочкам), что ставит под большое сомнение стандартное название, часто употребляемое для этих фигурок в археологических публикациях, – «конкубинки». Но на некоторых статуэтках отмечена татуировка, различные украшения, и еще один характерный эротический символ – у них пышные сложные прически. Иногда они усечены до коленей – больше и не надо или чтобы не убежала? 

Что же они делают в женских гробницах? Помогают древним матронам выполнять их супружеские обязанности? Предполагается, что они являются защитницами сферы женской эротики, столь уязвимой в «критические дни» и при беременности. Египтяне, конечно, беспокоились за функционирование этой сферы на том свете, особенно в критические периоды истории долины Нила. Или они символизируют сексуальный аспект возрождения умершего к вечной жизни? Зачинают покойного к новой жизни? 

Есть интерпретация и поскромнее – в статуэтках видят кукол. В таком случае, древнеегипетские «дочки-матери» были гораздо круче Барби с Кеном. Весьма впечатляют так называемые куклы-лопасти – плоские раскрашенные деревянные дощечки с гипертрофированными гениталиями, пышными прическами и практически без лица. Чаще всего их находят в гробницах периода ХI династии. 

Позднее, в гиксосский период таких дамочек изображали на скарабеях – вероятно, амулет, но зачем? Для Нового царства, причем это исключительно египетский вариант, неизвестный в громадном ареале культур Средиземноморья, охваченных этим «феминистским» движением, встречаются фигурки, изображающие женщин лежащими на кровати. Вроде, все ясно, тем более, иногда рядом оставлено место. Впрочем, на кровати – рядом с матерью – может быть и кормящийся грудью ребенок... Зачем? Чтобы зафиксировать желаемые последствия? В I тыс. до н. э. в Египте начинается изготовление терракотовых статуэток в специальных формах, причем фигура изображается как бы в наосе – в часовне? 

В последнюю эпоху древнеегипетской истории появляются забавные глиняные эротические статуэтки. В основном они датируются Греко-римским периодом, что наводит на размышления о влиянии античной культуры. С другой стороны, многим фигуркам присущи черты, ассоциируемые исключительно с долиной Нила (например, детская прическа – так называемый локон юности), и прямых аналогий этим статуэткам в классической античности, похоже, нет. Что они показывают? Порой просто занятую любовью парочку. Довольно часто – одного мужчину с гипертрофированным фаллосом. Вероятно, назначение подобных фигурок было разным. Мы можем легко попасть впросак, так же, как греки, считавшие, что жест Хора-младенца, держащего палец у рта, говорит о тайнах египетской религии, которые следует держать в секрете. Но египтяне, вполне по-общечеловечески, так изображали сосущих палец маленьких детей... Пока никто обоснованно не доказал, являются ли эти фигурки эротическими или они были вотивами – посвящениями божеству с целью получить от него определенную помощь.

Несмотря на, казалось бы, прозрачную иконографию женских статуэток I Переходного периода, нельзя с полной уверенностью относить их исключительно к сфере эротики. Столь же аргументированно их можно связать с представлениями о плодородии. Так, популярные во 2-й половине II тыс. до н. э. стелы с божественной триадой Кедшет, Мин и Решеп посвящались во имя здоровья, хотя изображения на них наводят исследователей на иные трактовки. Действительно, в центре стоит абсолютно нагая богиня (на льве, как положено чужеземке), а слева от нее – Мин «в полной боевой готовности». Ему она протягивает цветы, а стоящему справа Решепу – змея9. Типичный любовный треугольник. Однако восточносредиземноморский Решеп почитался как бог эпидемий и посему – спаситель от азиатских болезней, известных теперь египтянам гораздо лучше. Кедшет и Мин могут быть ассоциированы с идеей деторождения, всегда сохраняющей актуальность на Востоке. Возможно, эти стелы посвящались именно во имя здоровья детей (или будущих детей), так как позднее они сменяются так называемыми стелами с изображением «Хора на крокодилах», «служивших» магической защитой от укусов змей и скорпионов10.

Действительно, древнеегипетская цивилизация предстает перед нами довольно целомудренной. Но в эпоху Нового царства, возможно, под влиянием переднеазиатской культуры (чему способствовали постоянные войны на благо египетской империи), положение меняется. Некоторые ученые полагают, что азиатки приобщили египетских мужчин к таким формам секса, которые не были в ходу у жительниц долины Нила. По крайней мере в Поучениях в качестве девок, отвлекающих юнцов от занятий письмом, упоминаются касситки. Появляются удивительные карикатурные изображения: например своеобразной «Камасутрой» в картинках называются рисунки на Туринском эротическом папирусе. Правда, в отличие от совершенно серьезного (до полной занудности) научного индийского трактата о любви, Туринский папирус относится к области малоизученной смеховой культуры.

Персонажи на изображениях весьма любопытны: женщины, как обычно в Египте, показаны молодыми и стройными. Мужчины же, право, подкачали (это в духе карикатурного стиля египетских художников, обычно изредка непрезентабельно изображавших лишь всяких трудящихся, изможденных работой и голодом): плюгавенькие, плешивые, плохо выбритые, но с гигантским агрегатом. Или мужчина так изображен просто для смеху? Некоторые египтологи видят в мужском персонаже изображение жреца и проводят параллель с европейской средневековой культурой, где анекдоты о похоти церковнослужителей занимают значительное место. Но египетские жрецы не давали обета безбрачия. Кстати, в дамах видят тоже жриц – «певиц Хатхор» (логичное служение богине любви, не правда ли?). Другие считают, что это просто приключения комического персонажа в борделе. Издатель памятника, Й. Омлин полагает, что это прежде всего сатира на современное общество11. Л. Штерк видит в Туринском папирусе аналогию китайским «Книгам подушки» (некое пособие по позициям) и уверен, что существовали и другие папирусы подобного содержания12. Э. Бруннер-Траут считает его Ars amandi и указывает на более позднее подобное сочинение, приписываемое александрийской гетере Элефантис13.

Туринский эротический папирус уникален, но нам известны достаточно многочисленные остраконы (небольшие плоские плитки известняка, фрагменты разбитых сосудов) с подобными изображениями. Особенно много их было найдено в Дейр эль-Медине, поселке работников царского некрополя – знаменитой Долины царей, где нашли свои «дома вечности» фараоны эпохи Нового царства. На остраконах много набросков – эскизов для будущих «полотен» на стенах и потолках огромных скальных гробниц фараонов и их родных, но встречаются забавные картинки из жизни животных (в некоторых исследователи усматривают злую сатиру на великих: например, облезлый лев, играющий с газелью в настольную игру сенет – в царе зверей видят Рамсеса III), а также эротические картинки. К сожалению, огромное количество остраконов до сих пор не опубликованы.

Что касается различного рода фаллических шествий, типичных для древнегреческих празднеств Диониса, в классическом Египте они неизвестны, стало быть, широкого размаха не имели. Подобные разгульные празднества с обширными возлияниями, задиранием женщинами юбок перед статуей божества плодородия, ношением деревянных статуй бога Осириса с поднимающимся фаллосом, песнями и плясками (Памилии) засвидетельствованы античными авторами для Позднего царства (I тыс. до н. э.). Распространенной в странах Восточного Средиземноморья священной проституцией при храмах египтянки тоже не баловались. Наоборот, грехом считалось вступить с кем-либо в связь на священной территории. Относительная свобода женщин, право выбора ими сексуального партнера и возможность для мужчины завести «подружку» ограничивали проституцию. Некоторые ученые сомневаются, что эта древнейшая профессия вообще была представлена в Египте.

Итак, если рассматривать все источники, могущие иметь отношение к заявленной теме (почти вне поля зрения остались литературные тексты, дающие, кстати, похожую картину), периодом «сексуальной революции» можно назвать эпоху Нового царства, когда в искусстве появляются изображения, на которые прежде налагалось табу. Не исключено, что отчасти изменения объясняются чужеземными, а именно переднеазиатскими влияниями на культуру долины Нила. 

1   См.: Gardiner A.H. Egyptian Grammar. L. 1957. Sign-list. № 41.

2   Ibid. P. 492.

3   См.: Stoerk L. Erotik // Lexikon der Aegyptologie / Hrsg. W. Helck, E. Otto, W. Westendorf. Wiesbaden, 1977. Bd. 2. Kol. 4–11. 

4   См.: Omlin J.A. Der Papyrus 55001 und seine satirich-erotischen Zeichnungen und Inschriften. Turin, 1973.

5   См.: Manniche L. Sexual Life in Ancient Egypt. L., 1987.

6   См.: Brunner-Traut E. Altaegyptische Tiergeschichte und Fabel. Darmstadt, 1968. S. 61, Anm. 342a.

7   См.: Антонова Е.В. Обряды и верования первобытных земледельцев Востока. М., 1990. С. 119.

8   См.: Troy L. Patterns of Queenship in Ancient Egyptian Myth and History. Uppsala, 1986.

9   См.: Leca A.-P. La médecine égyptienne au temps des pharaons. P. , 1971. Fig. 18.

10  См.: Ibid. Fig. 9.

11  См.: Omlin J.A. Op. cit. 

12  См.: Stoerk L. Op. cit.

13  См.: Brunner-Traut E. Op. cit.

Источник: Древние цивилизации Старого и Нового Света: Культурное своеобразие и диалог интерпретаций: Сб. статей, стр. 209-216 / Под науч. ред. Д.Д. Беляева и Г.Г.  Ершовой; М-во образования Рос. Федерации, Рос. гос. гум. ун-т. М., 2003.

Cтатья любезно предоставлена Дмитрием Беляевым
  

<<НазадОглавлениеДалее>>

Египет

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга