Главная страница

Древний мир. Страны и племена.
ИНДИЯ

<<НазадОглавлениеДалее>>

Страница 8 из 38


Культура Хараппы
Городская культура

Мохенджо-Даро. Ill - II тыс. до н. э. (план раскопок)
Мохенджо-Даро. Ill — II тыс. до н. э. (план раскопок)
    

Следует отметить высокий уровень строительного искусства. Обнесенные могучими стенами городские поселения культуры Хараппы иногда занимали сотни гектаров. Прямые и широкие основные улицы городов пересекались под прямым углом. Дома располагались геометрически правильно. Обычно двухэтажные здания строились из обожженного кирпича, занимая иногда площадь в несколько сот метров.

Эти дома не имели украшений и окон, выходящих на улицу, но были достаточно благоустроены, имели отдельные колодцы, канализационные сооружения и комнаты для омовений. Общегородская система канализации Мохенджо-Даро является наиболее совершенной из известных ученым канализационных систем того времени в городах древнего Востока. Она имела отстойники, магистральные каналы, стоки для дождевых вод.

Все названные сооружения были досконально продуманы и прекрасно сделаны. Раскопки показали наличие искусно сооруженных, выложенных кирпичом колодцев, свидетельствующих о хорошо налаженном водоснабжении. В Мохенджо-Даро хорошо сохранился общественный бассейн для омовений, весьма искусное устройство которого позволяет предполагать у его ваятелей наличие достаточно больших навыков в строительстве такого рода объектов.

Значительного развития достигла культура жителей этих городов, на что указывает, к примеру, сравнительно высокий уровень живописного искусства и художественного ремесла. При археологических исследованиях найдены превосходным образом выполненные из глины, мягких пород камня и бронзы статуэтки. Образцы тонкой художественной работы являют собой печати-амулеты из стеатита (камня-жировика), слоновой кости, а также из меди и глины.

Подобных печатей найдено около двух тысяч или немногим более. Они интересны тем, что многие из них имеют надписи, сделанные своеобразным иероглифическим письмом. Такие же надписи встречаются и на металлических предметах. Эти образцы древнейшей индийской письменности напоминают гораздо более раннее письмо древнего Шумера и других народов.

Существование письменности является одним из показателей высокого развития хараппского общества. Письмо не было алфавитным и состояло преимущественно из рисунков. Тексты были коротки, как правило, в основном до восьми знаков. Строки располагались горизонтально, писали справа налево.

Мохенджо-Даро. Реконструкция построек Хейнца Моде
Мохенджо-Даро. Реконструкция построек Хейнца Моде
       

Многие вопросы исторического развития хараппской цивилизации основываются на суждениях, высказанных с учетом данных археологических раскопок и поэтому весьма гипотетичны. Для обоснования целого ряда гипотез нет письменного свидетельства. Основная трудность в правильной дешифровке текстов хараппской цивилизации состоит в том, что наука не дает пока окончательного ответа на вопрос о языке эпохи Хараппы.

До сих пор ученым не удается расшифровать надписи из Мохенджо-Даро и Хараппы. Вполне возможно, что эта письменность была широко распространена. Однако ее образцы не сохранились в больших количествах.

Писчие материалы в виде коры деревьев, листьев пальмы, кожи и ткани во влажном климате Индии очень быстро разрушались. Множество гирь и обломок сделанной из раковины измерительной линейки с точно нанесенными делениями позволяют судить о том, что основная единица веса равнялась 0,86 граммам, а основная единица длины — 6,7 миллиметрам. Система исчислений уже тогда была десятичной.

Не много известно и о религиозных отношениях жителей долины Инда этого времени. Правда, имеющиеся в распоряжении ученых материалы позволяют утверждать, что между религиозными верованиями древнейшего населения долины Инда и буддизмом современной Индии существует определенная связь. Широко распространенный в прошлом культ богини-матери и теперь играет весьма значительную роль в религиозных верованиях и светской жизни некоторых индийских народов. Прототип современного бога Шивы в культе плодородия некоторые исследователи усматривают в часто встречающемся изображении мужского божества.

Распространенное в рассматриваемый период почитание животных и деревьев характерно и для современного индуизма. Так же, как и теперь, в древнейшие времена обряд омовения составлял существенную часть религиозного культа. Различные виды захоронений тоже имели место. Например, в Хараппе при археологических раскопках найдено кладбище, состоящее из 57 могил. Сосуд с захороненным в нем черепом обнаружен в Чанх-Даро. Вполне вероятно, что и в описываемое время уже существовал обряд сожжения трупов, как это принято у современных индусов. Возможно, что пепел так же бросали в реку, как это имеет место и теперь.

Имеющиеся данные пока еще не позволяют окончательно определить характер общественно-экономических отношений древнего общества долины Инда. Несомненно, однако, что, судя по уровню развития производительных сил, использованию металлических орудий труда, наличию развитого земледелия, скотоводства, ремесла и письменности, Индия в основном не уступала первым из развитых обществ Двуречья и Египта.

Большая улица. Мохенджо-Даро. Ill тыс. до н. э.
Большая улица. Мохенджо-Даро. Ill тыс. до н. э.
      

Об имущественном и социальном размежевании говорят нам материалы раскопок. Обнаружены различные по величине и качеству жилые постройки, среди которых встречаются как самые настоящие дворцы, так и строения казарменного типа для слуг, вольных работников, даже рабов. О том же самом говорят нам археологические находки роскошно сделанных украшений и оружия наряду с самыми простыми предметами домашнего хозяйственного обихода. Следует обратить внимание на тот факт, что поселения Мохенджо-Даро и Хараппы имели мощные цитадели, которые как бы господствовали над городом. В этих крепостях сосредотачивались административные здания, крупные зернохранилища, что позволяет думать о существовании в указанный период времени сильной государственной власти, в распоряжении которой находились большие материальные ресурсы.

Генезис самого раннего этапа индийской культуры связан как с достижениями Хараппской цивилизации, так и с реликтами иных доарийских культур, переживших ко времени прихода индоариев разные этапы эволюции.

Культура, яркой составляющей которой была Хараппа, выросла на основе местных традиций севера страны и прилегающих районов, прошла в своей эволюции несколько этапов, продолжая существовать в течение многих веков.

Ученые по-разному датируют исходный период ее историй, но можно с определенностью говорить, что ранние слои относятся к Ш тыс. до н. э. Городские центры поддерживали тесные контакты с Месопотамией, Центральной и Средней Азией, областями юга Индии. Высокого развития достигли ремесла, изобразительное искусство, появилась письменность. Она пока не расшифрована, однако находки позволили установить, что жители Хараппы писали справа налево.

Основные центры цивилизации на Инде — Хараппа и Мохенджо-Даро — были крупными городами (Мохенджо-Даро занимал площадь 2,5 кв. км и насчитывал не менее 100 тыс. человек), построенными в соответствии со строгим планом. Главные улицы их достигали 10 м в ширину и шли параллельно друг другу. Дома возводились на высоту двух-трех этажей. Кроме жилых построек, в городах имелись и общественные здания — храмы, амбары для хранения зерна и т. д., действовала система водоснабжения и канализации.

О социально-экономической структуре общества в известной мере говорят различия в жилых постройках и погребениях, наличие цитадели, где располагались местные власти и была ставка правителя.

Население занималось земледелием, разведением скота, ремеслом и торговлей. Выращивали пшеницу, ячмень, бобовые, хлопок. Новые раскопки в Калибангане (Раджастхан) указывают на знакомство жителей с плугом. В сельском хозяйстве и ремесле широко применялись металлы, прежде всего медь, а также бронза.

У носителей Хараппской цивилизации были развиты культы богини-матери, животных, деревьев, связанные с тотемистическими представлениями. Поклонялись жители также огню и воде. В Калибангане открыты остатки алтарей, а в Мохенджо-Даро — огромный бассейн, имевший сакральное назначение.

Переулок. Мохенджо-Даро. III тыс. до н э.
Переулок. Мохенджо-Даро. III тыс. до н э.
       

Хараппская цивилизация была одной из самых крупных на древнем Востоке. Она охватывала районы Пенджаба, Саураштры, Раджастхана, на западе доходила до Белуджистана (поселение Суткагендор), на востоке — до Уттар-Прадеша (поселение Аламгирпур), на севере — до Пенджаба (поселение Бхагатрав), т. е. протянулась примерно на 1600 км с запада на восток и на 1250 км с севера на юг.

Позднехараппские традиции, чрезвычайно стойкие в энеолитических культурах Центральной Индии, Саураштры, Катхианварского п-ва, во многом сохранялись в данном регионе вплоть до появления ведийских племен. К этому периоду бурно протекавший процесс ассимиляции достиг уже такой стадии, что условно можно говорить о единой культурной традиции различных этнических компонентов Северной Индии. Хараппанцы расселялись в разных направлениях — двигались в Центральную Индию, Декан, на восток, оказывая немалое влияние на местные культуры.

Поскольку хараппские тексты окончательно не прочитаны, многие собственно хараппские черты в древнеиндийской культуре позднейших эпох выявить довольно трудно, но определенную преемственность можно отметить и при современном уровне знаний.

В Калибангане, в южной части цитадели, индийские археологи открыли платформы из сырцового кирпича, на которых помещались алтари. Тут же были обнаружены сосуды с остатками золы и терракотовые изделия, служившие, видимо, культовым даром божеству. Ритуальное назначение самих сооружений не вызывает сомнения. По всей вероятности, здесь совершались не индивидуальные обряды, а пышные церемонии с участием жрецов.

Исследователи Хараппской цивилизации считают, что некоторые здания в главных центрах на Инде имели явно сакральное назначение. Как полагает М. Уилер, “серия строений” к востоку от цитадели в Мохенджо-Даро составляла часть храмового комплекса (в одном из помещений еще экспедицией Дж. Маршалла был найден стеатитовый бюст “бородатого мужчины”, который в научной литературе условно именуется “жрецом”).

Судя по материалам лингвистики, археологии и литературных памятников, отправление религиозных обрядов у индоариев в первый период их расселения в Индии не было связано с воздвижением крупных алтарей и храмовых комплексов; последние стали создаваться в послеведийскую эпоху и особенно в период формирования индуизма, что, по всей вероятности, можно объяснить влиянием местных доарийских верований.

Бюст жреца. Мохенджо-Даро. Белый стеатит. III тыс. до н. э.
Бюст жреца. Мохенджо-Даро. Белый стеатит.
III тыс. до н. э.
    

Уже давно внимание ученых привлекает изображение на печати так называемого рогатого бога, сидящего на троне или на земле. Своеобразна его поза — ноги как бы прижаты к телу, пятки соприкасаются — типичная йогическая “асана”. На голове божества два рога, между ними дерево; окружают его тигр, носорог, зебу, слон. На одной из печатей около головы имеются два выступа, которые являются еще двумя ликами этого прото-Шивы. Известно, что в индуизме Шива часто предстает в образе Пашупати — покровителя скота, властелина природы — и воспроизводится трехликим. Поклоняются ему и как предводителю йогинов. Сходство между “рогатым богом” и Шивой индуизма значительно.

Не исключено, что в ту отдаленную эпоху уже существовал и культ его спутницы — богини, известной в последующей индуистской традиции под именами Парвати, Дурга, Ума. На печатях она изображена в разных видах: иногда как смиренная властительница, иногда как свирепая “рогатая” богиня. Встречается также необычный сюжет, передающий, очевидно, некую неарийскую легенду. Среди ветвей священного дерева пиппала стоит “рогатая” богиня, а перед ней на коленях — существо с рогами; у нее и у него длинные косы, на руках браслеты. У коленопреклоненного божества на голове заметен третий выступ, напоминающий цветущую ветку.

Воздействие хараппской и вообще доарийской традиции выразилось и в появлении у индоарийцев практики изображения богов в “человеческом облике”, а также всего круга представлений, сопряженных с аскетизмом. У индоариев отсутствовала аскетическая практика, имевшая местные корни (йогическя поза прото-Шивы — одно из свидетельств бытования подобной практики в эпоху Хараппы).

К протоиндийской цивилизации восходят и распространенные позже такие культы, как культ матери-богини, особо развившийся в индуизме в виде поклонения верховным богиням, почитание священных растений (например, дерева ашваттхи, столь популярного и в буддизме) и животных. Было высказано предположение, что носорог, очень часто встречающийся на хараппских печатях, мог быть прототипом однорогого вепря — аватары, главного бога вишнуизма.

В начальный период своего пребывания в стране индоарии не возводили крупных сооружений (уклад их жизни был совершенно иным), для Хараппы же монументальная архитектура была весьма характерна, строительные приемы, которые использовались при создании городских поселений в долине Ганга, вырабатывались не без влияния этих древних традиций. Исследователи полагают, что Хараппа повлияла и на сам процесс “вторичной” урбанизации, возродившийся через много столетий, уже в других исторических условиях.

В это тяжелое время в хараппские города небольшими разрозненными группами начинают проникать чужеземцы — выходцы из областей Белуджистана, на что указывают материалы археологии и палеоантропологии.

Возможно, пришельцы довершили падение отдельных крупных городов (в частности, Хараппы и Мохенджо-Даро), но маловероятно, что они существенно повлияли на судьбу городов и поселений Саураштры и Катхиаварского полуострова, хотя здесь это не было связано с приходом чужеземцев. Данные карбонного анализа, проведенного при раскопках в Рангпуре и Лотхале, показали, что первые признаки упадка обнаружились в Лотхале — важном центре морской торговли — еще в XIX в. до н. э.; особенно упадок усилился в XVIII — XVII вв. до н. э., когда прервались непосредственные контакты с городами на Ниле.

Ученым еще предстоит выяснить подлинные причины гибели Хараппской цивилизации, но уже сейчас можно утверждать, что проникновение индоариев не было решающим фактором.

Археологическим свидетельством пребывания ариев на территории Индии стала “культура серой расписной керамики”, обнаруженная в восточном Пенджабе, Харьяне, верховьях Ганга и Джамны, ряде районов Ганго-Джамнского Доаба (Двуречья), а также в Раджастхане. Датировка ее до сих пор остается спорной. Нижняя граница определяется условно XII — XI вв. до н. э., применительно к большинству же поселений, где открыта эта культура, карбонный анализ “предлагает” более поздние даты — 800 — 500 гг. до н. э. Ее возникновение в Индии по времени совпадает с временем оформления “Ригведы”, а дальнейшее распространение — с ведийскими сочинениями последующего периода.

Ареал находок может быть соотнесен с территорией расселения и главным образом в послеригведийский период (примечательно, кроме того, что слои “культуры серой расписной керамики” были найдены во многих поселениях, связанных по традиции с “городами”, известными по эпосу, прежде всего “Махабхарате”).

Буйвол. Мохенджо-Даро. Бронза. III тыс. до н. э.
Буйвол. Мохенджо-Даро. Бронза.
III тыс. до н. э.
    

Короткорогий бык. Мохенджо-Даро. Терракота. Около 2500 г. до н. э.
Короткорогий бык. Мохенджо-Даро. Терракота.
Около 2500 г. до н. э.
  

Коза. Мохенджо-Даро. Бронза. III тыс. до н. э.
Коза. Мохенджо-Даро. Бронза.
III тыс. до н. э.

Священный бык. Мохенджо-Даро. Камень. III тыс. до н. э.
Священный бык. Мохенджо-Даро. Камень.
III тыс. до н. э.

По свидетельствам поздних самхит, брахман и упанишад, индоарии расселились по всей долине Ганга, и Пенджаб утратил для них прежнее значение. Авторы “Шата патхабрахманы” и “Айтарея брахманы” пренебрежительно отзываются о жителях Запада Индии.

Гимны “Ригведы” сообщают о частых столкновениях ариев с местными племенами, которые по облику и обычаям сильно отличались от них. Конечно, составители гимнов были пристрастны в изображениях своих врагов: они рисуют их внешне непривлекательными, отвергающими ведийских богов и не знающими правил жертвоприношения (имеется в виду ритуал жрецов-ариев). Следовательно, контакт не прекращался, хотя тексты говорят лишь о конфликтах между двумя сторонами.

В пользу давних контактов ариев с местными жителями свидетельствует “культура медных кладов и желтой керамики”. Во многих поселениях в верховьях Ганга и в Доабе она хронологически предшествует “серой расписной керамике”.

Сосуд с росписью. Хараппа. Кладбище "Н". Глина. Около 1500 г. до н. э.
Сосуд с росписью. Хараппа. Кладбище "Н". Глина. Около 1500 г. до н. э.
     

В период появления ариев в Индии и на первом этапе их расселения “встречи” с местным населением характеризовались взаимной отчужденностью и враждебностью; “барьер недоверия” способствовал сохранению строгой изоляции. Если устанавливались контакты, то они затрагивали, прежде всего, область военной и хозяйственной деятельности. Такая ситуация наблюдалась, очевидно, довольно долго, пока индоарии, продвигавшиеся в глубь страны, осваивали новые земли, переходили к новому укладу жизни. Постепенно социальная и экономическая структура ведийского общества менялась. Существенные сдвиги отмечались в культуре, налаживались регулярные связи с неарийским населением.

В долине Ганга возникают первые государственные образования, на основе ведизма складывается брахманизм, ассимилировавший верования различных автохтонных этнических групп. Но даже в этот период местные племена остаются во многом еще изолированными, их вторжение в общую политическую, социальную и культурную систему имеет особый характер, что отражается в брахманских сочинениях — сутрах и мантрах. Им отводят низшее место в социальной иеархии, их причисляют к разряду дасью, презираемых смешанных каст, приписывают им неприятие священных брахманских норм и ритуалов.

Но и эти создаваемые жреческой верхушкой перегородки не могли прервать контактов между различными этнокультурными зонами.

Богиня змей. Матхура, штат Уттар-Прадеш. Терракота. Начало I тыс. до н. э.
Богиня змей. Матхура, штат Уттар-Прадеш.
Терракота. Начало I тыс. до н. э.
Богиня плодородия. Матхура. Терракота. Начало I тыс. до н. э.
Богиня плодородия. Матхура. Терракота.
Начало I тыс. до н. э.

Ко второй половине I тыс., до н.э. материальная и духовная культура ведийских индийцев приобрела качественно новые черты, подверглась столь сильному “местному” воздействию, что вклад неарийских племен уже фактически не осознавался. Закономерности исторического процесса неизбежно вели, таким образом, к постепенному стиранию барьеров; хотя даже в эпоху возвышения самостоятельности, они вмешивались в общую систему культурного, социально-экономического и политического развития. Постепенно создавались (пока в рамках Северной Индии) индийская культурная общность. Существовавшая в древности этнокультурная специфика отдельных зон и регионов характерна и для последующих периодов индийской истории, она во многом определяла пути и особенности формирования национальных литератур и межнациональных культур в пределах определенного культурного единства.


       

Источник: "История Древнего мира. Древний Восток. Индия, Китай, страны Юго-Восточной Азии" / А.Н. Бадак, И.Е. Войнич, Н.М. Волчек и др. - Мин.: Харвест, М.: АСТ, 2000. - 848 с. ISBN 985-433-717-0

 

<<НазадОглавлениеДалее>>

Страница 8 из 38

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга