Главная страница

Древний мир. Страны и племена.
ЯПОНИЯ

<<НазадОглавлениеДалее>>

Страница 11 из 42


Развитие феодальных отношений

Развитие феодальных отношений в Японии происходило в обстановке самоизоляции страны и проявилось, прежде всего, в дальнейшем распаде надельной системы и росте частнофеодального землевладения сёэн.

Первоначально сёэн возник в результате освоения нови во второй половине VIII в., но его значительный рост приходится на Х в. Дальнейшее развитие сёэна связано с приобретением прав на использование барщины, причем знать и церковь со временем уже не довольствовались одним барщинным трудом крестьян, а стали предъявлять права и на землю, возделывавшуюся этими крестьянами. Сёэны этого типа имели распространение в XI—XII вв. в относительно экономически развитом центральном районе Кинай (район современного города Осака).

В Х в. возник сёэн коммендационного типа, широко представленный в XII в., когда сёэнская система находилась в зените. По мере ослабления центральной власти и усиления произвола провинциальной администрации местные землевладельцы для гарантии безопасности своего владения коммендировали свои земли губернатору, оговаривая себе либо должность приказчика, либо управляющего на ранее принадлежавших им землях. Губернатор, в свою очередь, часто коммендировал эту землю либо представителю придворной аристократии, прежде всего Фудзивара, либо самому императору. При такой двойной коммендации губернатор становился владельцем, а вышестоящее лицо — патроном, покровителем сёэна. Для сёэна этого типа характерна пирамидальная структура землевладения, где низшим звеном являлся первоначальный коммендатор, а высшим — покровитель-аристократ или сам император. Каждое звено этой социально-экономической лестницы имело свои права и обязанности. Администрация сёэна должна была следить за исправным внесением рисового налога и выполнением барщины.

Размер основного налога обычно определялся на основе переписи. В принципе каждое новое поколение владельцев осуществляло перепись с целью наиболее полного учета площади рисовых полей и установления новой нормы налогообложения. Местное население стремилось утаить возделываемые земли. Владельцы сёэнов, как и низовая провинциальная администрация, пытались расширить свои земли за счет казенных полей, но даже в период наибольшего развития сёэнов (со второй половины XI и на протяжении XII в.) казенная земля хотя и сократилась, но еще продолжала существовать, а в более отсталых районах свыше 50% земли находилось под юрисдикцией государства, что свидетельствовало о сохранении социальных отношений, порожденных введением надельной системы. Поэтому наряду с численным ростом сёэнов после периода временного упадка имело место возрождение, новое усиление государственной власти в провинциях, укрепление низовых единиц провинциального управления. Основой этого повторного усиления как центральной, так и провинциальной власти был сёэн коммендационного типа.

Главной обязанностью патрона являлось ограждение сёэна от посягательств извне. Если он этого не делал, владелец сёэна мог его перекоммендировать другому покровителю. Права патрона могли завещаться, наследоваться, продаваться полностью или частично, но все подобные операции не затрагивали производственной основы сёэна. Права патрона не распространялись на компактное владение, поскольку сёэн коммендационного типа был рассеян территориально.

Заброшенные участки надельной земли, покинутые крестьянами и включенные в сёэн, именовались сёэном типа “разбросанных полей” (сандзё). На этих землях возникли особые поселения бродяг, беглых крестьян и ремесленников, именовавшихся “людьми сандзё”. Они производили работы, не выполнявшиеся крестьянами. Экономическую основу сёэна этого типа составляли ремесленники, освобожденные от налогов, податей и повинностей, связанных с владением землей, но обязанные выполнять повинности для удовлетворения хозяйственных нужд феодала. Экономическая власть феодала в этих сёэнах была относительно слабее, чем в сёэнах других типов, что давало жителям “разбросанных полей” возможность накапливать некоторые излишки и продавать их на рынке.

В период начавшегося распада сёэнов, особенно в XIV—XV вв., когда феодалы стали широко наделять своих вассалов землей отвоеванной у противников, возник сёэн жалованного типа.

Для создания сёэна и утверждения местного землевладельца в обязанностях и правах приказчика или управляющего требовалось либо письменное удостоверение центрального правительства, либо разрешение губернатора. Удостоверения, полученные при создании сёэна, имели общее наименование “удостоверений учреждения” и являлись документом, подтверждавшим законность сёэна. Если такой документ отсутствовал, сёэн конфисковывался.

Сёэн, прежде всего коммендационного типа, был экономической основой правления регентов и канцлеров на завершающем этапе их политического господства (X в.—1068 г.). В этот период позднего сэккан Фудзивара занимали доминирующее положение не только в центре, но и в провинции, замещая своими родственниками должности губернаторов, и на протяжении Х в., начиная с 902 г., неоднократно издавали указы об “упорядочении” сёэнов. Признавались лишь те сёэны, на которые имелись выданные губернаторами (Фудзивара) документы, подтверждающие право владения. Эти указы были направлены против императорского дома, поскольку отменяли феодальную земельную собственность, обладающую по указу императора налоговым иммунитетом. Такое “упорядочение” проводилось в интересах Фудзивара, которые в период регентско-канцлеровского правления владели 402 сёэнами, причем 116 из них находились в центральном районе Кинай и были созданы, главным образом, путем коммендации.

Произвол Фудзивара, коррупция чиновничьего аппарата и моральная деградация буддийского духовенства — характерные явления для Х в., нашедшие отражение в источниках того периода.

В переписях начала Х в. губернаторы с целью присвоения налогов занижали количество податного населения, налогоплательщиков, резко увеличивали число женщин. В ряде населенных пунктов” согласно этим лжепереписям, проживали одни лишь женщины.

Второй источник — “Памятная записка” Миёси Киёцура, крупного ученого, математика, литератора, историка. Автор, широко используя переписи VIII и Х вв., красочно описал события, свидетелем которых он был. Миёси прежде всего отметил резкое сокращение численности населения, в частности, количество податных лиц (оно уменьшилось, по его мнению, на 2\3). Записка отразила практику продажи земли, превращения полей в личную собственность: “Богатые люди все более и более извлекают выгоду из земли, скапливающейся в их руках”.

Миёси привел описание обряда чтения молитв об урожае (4 февраля) и молитвы о защите богов, читавшиеся первоначально ежемесячно, а затем два раза в год (11 июня и 11 декабря), когда направлялись жертвоприношения в храмы. В эти дни на площади перед Ведомством по делам культа на столах размещались для жертвоприношения связки белой бумаги, шелковые полосы, кружки с сакэ, копья с железными наконечниками, а рядом ставились лошади, предназначенные для храмов. На площади присутствовали представители храмов, чиновники Государственного Совета, придворная аристократия. Чиновник культового ведомства зачитывал молитвы, а затем распределял жертвоприношения по храмам. Ритуал предписывал представителям храмов поститься и в сохранности доставить приношения в свои храмы. Вместо этого на виду у всех они набрасывались на “святые дары”, залпом выпивали сакэ, спешно обматывали вокруг себя шелковые полосы, судорожно отламывали наконечники копий и прятали их за пазуху, хватали коней и выводили их за дворцовые ворота навстречу поджидавшим перекупщикам.


Ко-Омотэ - женская маска театра Ноо. 15 в.
   

В то время существовала практика ежегодного возведения в сан священнослужителя монахов, сдавших экзамены, а при чрезвычайных обстоятельствах (болезни, смерти в императорском доме) производилось массовое пострижение в монахи до 1 тыс. человек. Миёси отмечал, что среди постриженных “больше половины плохих и испорченных” лиц, что крестьяне, уклоняясь от налогов, самовольно постригались в монахи и без разрешения носили монашеское одеяние, что 2\3 населения стало монахами, которые получили свои должности за взятки, все приношения в храм использовали в целях личного обогащения, имели жен и детей, вели свое хозяйство, занимались торговлей, тайно изготовляли монеты, собирались в шайки разбойников, грабили на дорогах, оказывали вооруженное сопротивление властям, одним словом, заслуживали, по мнению самого автора, определения “бесстыжие типы”.

Дворцовая стража “вместо того, чтобы быть столичными тиграми, охраняющими дворец, превратилась в деревенских волков, грабивших страну”.

В столицу поступало много жалоб на беззакония лихоимствующих губернаторов. Чиновники, направленные на расследование, прежде всего, арестовывали губернатора и учиняли допрос с пристрастием. Миёси указывал, что сначала надлежало бы установить виновность должностного лица, а затем уже арестовывать, в противном случае его авторитету наносился ущерб.

Поскольку губернаторы в подавляющем большинстве являлись родственниками Фудзивара, источник отразил их произвол и деспотический характер власти.

       

<<НазадОглавлениеДалее>>

Страница 11 из 42

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга