Главная страница

Древний мир. Страны и племена.
МАКЕДОНИЯ

<<Назад Оглавление Далее>>

Македония

 
Империя Александра Македонского

Начало великих завоеваний

Александр Македонский
Александр Македонский

Уже в юные годы Александр проявил себя как храбрый воин и умелый правитель. Ему было всего шестнадцать лет, когда Филипп, отправляясь в поход, поручил ему управление всей Македонией. Сын оправдал надежды отца: он справился с восстанием фракийских племен и основал в усмиренной стране несколько городов, которые он назвал Александрополями (городами Александра). 

В битве при Херонее (338 г. до н.э.), в которой Филипп разгромил объединенные силы греков и покончил с независимостью греческих государств, Александр командовал левым крылом македонской армии. 

При вступлении на престол новому царю было всего двадцать лет. Со всех сторон могуществу Македонии грозила опасность. Начались восстания диких фракийских племен, на юге покоренная Филиппом Греция готовилась вернуть себе былую свободу. Александр с македонским войском устремился на север. В нескольких сражениях он усмирил восставших фракийцев и разгромил на берегах Истра (Дуная) помогавшие им независимые племена. 

Вслед за тем царь обратился против восставших греков. Двигаясь стремительным маршем, он достиг единственного прохода из Северной в Среднюю Грецию — Фермопил раньше, чем объединенные силы греков успели собраться и занять этот удобный для обороны пункт. Ворвавшись в Среднюю Грецию, македоняне осадили город Фивы, который вместе с Афинами стоял во главе греческих государств, возмутившихся против македонского владычества. Несмотря на героическое сопротивление фиванцев, город был взят и разрушен. Все жители, за исключением сторонников македонского царя, были проданы в рабство: этим страшным примером Александр хотел запугать все остальные греческие государства. Рассказывают, что было убито около шести тысяч фиванцев и тридцать тысяч обращено в рабство. 

Греки, пораженные ужасом, смирились. Александр, готовясь к походу в Персию, опасался, как бы в его отсутствие греки снова не подняли восстания против македонян. Это побудило царя сменить свирепую жестокость на самую изысканную любезность. Он ласково принимал у себя греческих государственных деятелей и ученых, всячески, старался расположить их к себе и даже пощадил город Афины, принимавший деятельное участие в мятеже. 

Убедившись, что греки примирились с владычеством Македонии, Александр собрал представителей всех греческих государств и предложил им объявить персам войну. Царь старался представить эту войну как общегреческое дело, как месть за поругание эллинских святынь, разрушенных персами во время их вторжения в Грецию в 480 г. до н.э. Представители греческих государств вынуждены были принять план царя, и приготовления к походу, начатые еще при жизни Филиппа, близились к завершению.

Армия, с которой Александр готовился выступить против персов, состояла из тридцати тысяч пехотинцев и пяти тысяч всадников. Она была превосходно организована и обучена и своими боевыми качествами намного превосходила войска, которые персы могли направить против македонян.  

Весной 334 г. до н.э. Александр переправил свою армию через Геллеспонт и начал беспримерный по своей дерзости поход. Македонский завоеватель был полон решимости и не упускал ни одной мелочи, которая могла бы помочь ему добиться победы. 

Между тем персидские сатрапы собрали свои войска и заняли удобную позицию на крутом берегу реки Граник, через которую македоняне должны были переправиться, чтобы проникнуть вглубь страны. Переправа через реку, охраняемую персами, была делом очень трудным. 

Все полководцы Александра единодушно высказались против наступления. Они указывали на глубину реки и быстроту ее течения, на неприступность позиции, занятой персами, советовали отложить решительное сражение и попытаться искать для вторжения менее опасные пути. Александр, однако, не мог медлить: всякая проволочка при скудости его казны грозила гибелью. Поэтому, вопреки всем советчикам, он решил атаковать персов и любой ценой выбить их с занимаемой позиции. Во главе отборной конницы, составленной из македонских аристократов, царь начал переправу через Граник. Очевидцы, наблюдавшие эту атаку со стороны, сообщают, что все предприятие казалось поначалу чистым безумием. Многие полководцы считали, что Александр ведет свои войска на неминуемую гибель: он не хотел считаться с тем, что противоположный берег был крут и обрывист, что течение реки уносило людей и лошадей, что град стрел сыпался на плывущих. 

Однако бешеная атака увенчалась успехом: часть македонской конницы во главе с царем сумела выбраться на мокрый и скользкий от ила противоположный берег. Стремительная река разбросала стройные македонские эскадроны, и на вражеский берег всадники выбирались в беспорядке, кое-где маленькими группами, а то и в одиночку. Воспользовавшись этим, персидская конница обрушилась на македонян и попыталась сбросить их обратно в реку прежде, чем Александру удастся собрать свои разрозненные части. 

Пока македонская конница, ведя опасный бой, удерживала захваченный на берегу участок, сюда начала переправляться пехота Александра. Как только плотные массы македонской пехоты вступили в сражение, неприятельская конница обратилась в бегство и рассеялась. Однако греческие наемники, служившие персам, не пожелали отступать, и македонянам пришлось начать бой с этой храброй и хорошо обученной пехотой. 

Александр по-прежнему сражался во главе своей конницы, и на этот раз под ним убили коня — при Гранике царь бился не на Буцефале, а на другой лошади. Наконец, упорство греческих наемников было сломлено, и македоняне овладели полем сражения. 

Победа при Гранике открыла македонскому завоевателю доступ в Малую Азию. Один за другим греческие малоазийские города без сопротивления сдавались Александру. Только богатые и могущественные Милет и Галикарнас, жители которых при владычестве персов пользовались большими преимуществами, не пожелали склониться перед македонянами. Эти города были взяты приступом. 

Между тем пришло известие, что персидский царь Дарий III с огромной армией двинулся против македонян. Александр поспешил ему навстречу. На границе Сирии и Малой Азии македонская и персидская армии разминулись во время ночного перехода, двигаясь разными горными проходами. Только утром оба царя обнаружили свою ошибку и снова повернули навстречу друг другу. Александр был рад этой случайности: ему было бы невыгодно, если бы пришлось сражаться с сильной конницей персов на обширных равнинах Сирии. Поэтому Александр поспешил перебросить свою армию на север, чтобы не дать персам выйти из узких горных проходов.  

Оба войска встретились недалеко от сирийского города Исса. Горы подходят здесь почти к самому морю, оставляя у берега лишь небольшую равнину, посреди которой течет река Пинар. Хотя персидская армия была более многочисленна, Дарий не сумел использовать это преимущество. Александру, сражавшемуся по обыкновению в первых рядах, удалось обратить в бегство отряд телохранителей царя, состоявший из отборных воинов. 

Дарий не выдержал вида устремившихся на него македонских всадников и бежал с поля сражения. Весть о его бегстве послужила сигналом ко всеобщему отступлению персов. Персидская армия была разбита наголову. В руки победителей попали весь огромный обоз персов и вся обозная прислуга. Были захвачены роскошная колесница персидского царя, его палатка, доспехи, масса драгоценной утвари и денег. Среди пленных находились мать, жена и две дочери Дария. 

После взятия Тира Александр двинулся на юг, к Египту. Население Египта давно тяготилось владычеством персов и часто поднимало против них восстания. Поэтому египтяне радовались приходу македонян, видя в них избавителей от персидского ига. Заняв Египет (332 г. до н.э.), Александр хотел укрепить симпатии египтян, заинтересовав их выгодами торговли, которая принесла бы Египту возможность войти в создаваемую завоевателем мировую державу. Чтобы расширить международную торговлю Египта, царь решил основать новую гавань на побережье Средиземного моря. 

Царь сам начертил примерный план города, расположение главных улиц, рынков, храмов и приказал назвать город Александрией, чтобы имя его никогда не было забыто в Египте (331 г. до н. э.).

 

Поход в Среднюю Азию

Македонская армия не провела в богатом, плодородном Египте и одного года. Весной 331 г. до н.э. Александр вывел своих солдат из долины Нила и повел их через пустыни Передней Азии в Месопотамию. Здесь он рассчитывал встретиться с армией персидского царя. 

Дарий III понимал, что судьба его государства решится в грядущей битве, и тщательно к ней готовился. Набрав в восточных областях огромное войско, он решил не рисковать и не спешить навстречу македонянам, как сделал это при Иссе. Неблагоприятные для персов условия местности помогли тогда македонянам одержать победу. 

На этот раз Дарий сам выбрал поле сражения. На восточном берегу реки Тигр, недалеко от развалин древней ассирийской столицы Ниневии, у деревушки Гавгамелы раскинулась равнина, на которой персы поджидали двигавшуюся на восток армию Александра. 

Встреча произошла в последний день сентября 331 г. до н.э. Когда македоняне подошли к расположению передовых частей персов, был уже вечер. Дарий, опасаясь неожиданного нападения, приказал построить свою армию в боевой порядок и всю ночь окруженный факелоносцами объезжал ряды войска. Наутро персидские воины еле держались на ногах от усталости, измученные непрерывным напряжением прошедшей ночи. 

Александр не хотел вводить своих солдат в битву прямо с марша. После тяжелого перехода людям необходимо было дать отдых, и царь, твердо уверенный, что персы не решатся покинуть облюбованное ими поле, приказал располагаться на ночлег неподалеку от персидских позиций. 

Македонские полководцы со страхом смотрели на огромную равнину, откуда, как шум волн, доносился смутный гул голосов. Правильные ряды персидских костров начинались совсем рядом и тянулись вдаль во все стороны, насколько хватало глаз. Устрашенные многочисленностью неприятельского войска полководцы во главе с Парменионом явились в палатку Александра и умоляли его, если уж он твердо решил дать здесь сражение, не дожидаться утра, а воспользоваться темнотой, которая скроет численное превосходство персов. 

"Я не краду побед!" — отвечал Александр и, отпустив приближенных, заснул крепким сном. 

Сражение началось утром. Александр опасался окружения и поэтому построил свои войска в две линии. В случае обхода вторая линия должна была повернуться назад и образовавшееся каре могло бы продолжать сражаться на два фронта.  

Расчет царя оказался правильным. Уже в начале сражения великолепная конница персов стала теснить левое крыло македонского войска, которым командовал Парменион. Пользуясь тем, что фронт персов был значительно шире македонского, часть всадников обошла Пармениона слева и появилась в тылу, где находился македонский обоз. Положение стало угрожающим, и старый полководец слал к царю гонца за гонцом с просьбой о подкреплении. 

В этой битве особенно ярко проявилась наиболее характерная черта Александра — любовь к риску: нависшая угроза заставила бы более осторожного полководца направить часть сил на помощь Пармениону — без обоза македонская армия не смогла бы продержаться во вражеской стране. Но Александр не хотел отвлекать ни одного солдата от задуманного им решающего удара. 

В этот момент как раз началось наступление и левого крыла персидской армии. Часть всадников, отделившись от общей массы персов, начала обход позиции, где стоял Александр с македонской и фессалийской конницей. 

Это передвижение создало просвет в рядах противника, и, воспользовавшись этим, Александр немедленно устремился со всеми своими силами в образовавшуюся брешь. 

Вдалеке Александр увидел самого персидского царя. Дарий стоял на высокой колеснице, окруженный множеством телохранителей, рослых, как на подбор, всадников в блестящем вооружении. Александр и его отряд в бешеном натиске устремились на царя и его телохранителей. Многие из них бросились бежать, но самые храбрые отчаянно сопротивлялись. На глазах у растерявшегося персидского царя македоняне сталкивали их пиками с коней и добивали мечами. Свалка была такая, что Дарию не удалось даже повернуть колесницу, так как трупы лежали под самыми колесами. Казалось, еще немного, и Александр, сражавшийся в первых рядах, сможет достать противника мечом. Смертельный ужас охватил Дария, и, вскочив на коня одного из своих телохранителей, персидский царь ускакал с поля сражения. 

Битва при Гавгамелах окончательно сокрушила могущество персов. Теперь у Александра не было больше серьезных противников, и хотя отдельные области на Востоке и готовились к сопротивлению, но македонский завоеватель мог уже провозгласить себя царем всей Азии. Многие персидские вельможи спешили заявить Александру о своей покорности, и царь охотно утверждал их правителями тех областей, во главе которых они стояли раньше. 

Македонские войска вошли в величайший город Востока Вавилон, о сказочных богатствах которого столько писали побывавшие в нем греческие путешественники. Несмотря на все нетерпение Александра, ему пришлось дать здесь отдых воинам для того, чтобы они могли насладиться радостями жизни перед тяжелыми испытаниями, ожидавшими их в дальнейшем. 

Руины Персеполиса
Руины Персеполиса

 

 

 

Развалины королевского дворца в Персеполисе
Развалины королевского
дворца в Персеполисе

Затем македоняне заняли Сузы — летнюю резиденцию персидских царей. Отсюда горными проходами в самом конце 331 г. до н.э. войско переправилось в область Персиду — древнюю родину персов. Здесь в городе Персеполе находились царский дворец и гробницы предшественников Дария. В подвалах этого дворца в течение столетий накапливались богатства, отбиравшиеся персами у покоренных народов. Теперь все эти сокровища достались Александру.  

Из Мидии Александр поспешил в Парфию, где персы собирали силы для новой борьбы. Здесь находился и Дарий. Однако влияние персидского царя было подорвано страшными поражениями. Ходили слухи, будто Дарий готов вступить в переговоры с Александром и признать македонянина царем Азии, если тот пообещает сохранить ему жизнь. 

Эти опасения заставили персидских правителей восточных областей, стремившихся не допустить македонян в свои сатрапии, решиться на низложение царя. Во главе их стал сатрап Бактрии Бесс. Связав Дария, заговорщики решили увезти его в Бактрию и принудить здесь царя отречься от трона в пользу Бесса. 

Известие о том, что Дарий попал в руки Бесса, заставило Александра торопиться. Осуществление планов восточных сатрапов могло надолго затянуть войну. 

Взяв небольшой отряд всадников, Александр начал преследование бактрийцев, увозивших Дария. Царь поставил целью во что бы то ни стало нагнать беглецов и не давал своим людям ни сна, ни отдыха. Измученные бешеной скачкой и отсутствием воды, всадники и лошади пришли в совершенное изнеможение. Однажды в полуденный зной отряду повстречались погонщики мулов, у которых в мехах было немного воды. Видя, что царь изнемогает от жажды, погонщики налили ему полный шлем драгоценной влаги. Александр осторожно взял шлем обеими руками и собрался уже пить, как увидел, что все окружающие с жадностью смотрят на него. Преодолев муки жажды, царь вылил воду и сказал: "Я не стану пить один без моих товарищей! Пусть мы все будем в одинаковом положении". Великодушие Александра вызвало восторг его спутников. Теперь царь был уверен, что они для него сделают все, что только в человеческих силах. 

Преследование продолжалось, но лошади гибли в безводной пустыне, и только 60 человек было с Александром, когда он, наконец, настиг противника. 

Лагерь бактрийцев был покинут. На земле валялись брошенные впопыхах золотые и серебряные вещи; в повозках кричали женщины и дети. Так велик был страх перед Александром, что Бесс и его сторонники даже не думали о сопротивлении. Они бросили все на произвол судьбы и, захватив только лошадей, бежали. 

На одной из колесниц македоняне обнаружили труп Дария. Бактрийцы убили его, так как стало ясно, что Александр все равно не прекратит преследования, пока не получит царя живым или мертвым. 

Надежды персов на то, что теперь, когда Дарий погиб, Александр прекратит поход на Восток, оказались тщетными. Наоборот, убийство Дария создало завоевателю выгодные условия для прикрытия захватнических целей войны. 

Выделив из армии наиболее преданную ему часть испытанных воинов, Александр обратился к ним с просьбой не покидать его в чужой стране. Царь напоминал воинам о богатствах, которые они захватили, и с горечью спрашивал, неужели они оставят его одного, его, который завоевал для них вселенную. Александр был хороший оратор; когда он почувствовал, что захватил внимание слушателей, то сказал, что никого не будет удерживать силой и позволит всякому, у кого хватит подлости бросить товарищей, вернуться домой. Воины шумными возгласами выражали свое согласие со словами Александра. Ни у кого не хватило мужества выступить против царя или настаивать на своем желании. Уговорив таким образом часть воинов, Александр без труда заставил продолжать воевать и остальных. 

Часть армии во главе с Парменионом Александр оставил в Мидии, а сам с отборными войсками прошел гористой страной южнее Каспийского моря в Парфию, одну из центральных областей Ирана. Отсюда войска Александра выступили в Бактрию. Бесс бежал на север, но местные жители, не желая навлекать на себя гнев Александра, выдали его македонянам. По распоряжению царя он был приговорен к мучительной казни. 

Во время восточного похода среди окружения Александра все громче раздавались голоса, призывавшие царя удовлетвориться захваченным и не стремиться к новым завоеваниям. Наиболее дальновидные люди понимали, что продолжение завоеваний должно привести к неудачам, к восстаниям покоренных народов и, наконец, к потере всего, что приобретено оружием и кровью. Но опьяненный успехами Александр не склонен был прислушаться к голосу благоразумия. Завоевание Персии казалось ему только началом великого похода. Впереди мерещилось покорение всей Азии, всего мира. 

Около четырех лет прошло после битвы при Гавгамелах, а Александр готовился к новым завоеваниям. На этот раз он мечтал захватить богатую область реки Инда и добраться на Востоке до великой реки Океан, за которой, как думали в то время, находится конец света. 

 

Поход в Индию

Перейдя горный хребет Гиндукуш, который приняли за Кавказ, македоняне очутились в Индии — богатой стране с прекрасными пастбищами и замечательными фруктовыми деревьями. Однако климат этой богатой страны показался македонянам тяжелым и непривычным. Страшная жара сменялась такими сильными дождями, от которых даже реки выходили из берегов. Население страны распадалось на множество мелких государств, правители которых враждовали между собой. 

Войска Александра пересекли Инд в его среднем течении и углубились в область, орошаемую притоками этой могучей реки. Здесь, между Индом и одним из его левых притоков Гидаспом находилось государство могущественного царя Таксила, добровольно присоединившегося к Александру, чтобы вместе с ним идти на своего постоянного врага Пора, владения которого начинались восточнее Гидаспа.  

Подойдя к реке (июнь 326 г. до н.э.), Александр увидел на противоположном берегу сильное войско Пора, в котором были не только пехота и всадники, но и множество боевых колесниц и несколько сот слонов. Безнадежно было и пытаться прорваться на тот берег, пока там стояли такие силы. Александр вынужден был пуститься на хитрость. Делая вид, что готовится форсировать реку в том месте, где против него стояла армия Пора, Александр с частью пехоты и отборных всадников незаметно поднялся несколько вверх по реке, где и переправился на другой берег. 

Когда догадавшийся о происшедшем Пор направил против македонян свою кавалерию и часть боевых колесниц, отряд Александра сумел отбиться. Пор сам выступил против переправившейся армии Александра со всем своим войском. Бой был упорным и длился 8 часов. Индийцы потеряли несколько тысяч человек и почти всех своих предводителей. Сам Пор, сражавшийся на боевом слоне, был тяжело ранен и захвачен в плен.  

Потери македонян также были огромны. Александр понял, что, если он не хочет, чтобы вся Индия объединилась в борьбе с ним, как это было в Согдиане, необходимо вести себя милостиво с побежденными и привлекать местных правителей на свою сторону. Поэтому царь не только не казнил Пора, но даже отдал ему в управление область, которой он владел раньше. Чтобы обеспечить верность Пора, он расширил территорию его страны, подчинив ему 15 прежде независимых племен. Теперь, утратив свою свободу, они ненавидели Пора, и царь для того, чтобы сохранить свою власть, не мог обойтись без поддержки македонян. 

Александру пришлось оставить значительную часть своей армии в долине Гидаспа для поддержки Пора и Таксила. Чтобы обеспечить оставшимся воинам безопасность, Александр построил ряд крепостей. На месте победы над войсками Пора царь построил большой город и назвал его Никеей (по-гречески "Победный"), а несколько севернее, где была совершена переправа, поставил город Буцефалию, в честь своего боевого коня, который здесь издох от старости. 

Битва с Пором подорвала силы и мужество македонян: они убедились, что в Индии еще много племен, которые способны продолжать сопротивление. 

Александр считал, что сразу за долинами Инда и его притоков должен находиться конец обитаемой земли. Теперь из расспросов индийцев стало ясно, что до "конца земли" еще очень далеко. Войска дошли до самого восточного из притоков Инда, реки Гифасиса. Александр узнал, что за рекой простирается пустыня, перейдя которую можно попасть в долину реки Ганг, где обитает множество народов и находятся богатые и многолюдные государства. 

Даже тени сомнения не появилось у Александра в том, сумеет ли он с растаявшей наполовину армией покорить остальные народы мира. Упоенный своим величием, считая, что ему, сыну Аммона, предназначено стать господином всей земли и всех народов, царь отдал приказ двигаться дальше на Восток. Но тут, на Гифасисе, Александр впервые столкнулся с противником, сопротивление которого не смог одолеть ни подкупом, ни жестокостью. 

Этим противником была его собственная армия. Воинов нельзя было заставить выступить ни угрозами, ни посулами. Бессмысленность дальнейшего похода была ясна всем, кроме Александра. Царь понял, что ему придется уступить. 

На три дня Александр заперся в своей палатке, не желая видеть никого из своих полководцев. Наконец, он вышел к воинам и объявил, что войско возвращается на Запад. Александр не мог допустить, чтобы обратный путь выглядел отступлением. Было объявлено, что царь решил увидеть Океан и подчинить племена, жившие в устье Инда. 

Было построено около двух тысяч лодок и плотов. На них была посажена часть пехоты. Караван двинулся вниз по течению реки к "Внешнему морю", как тогда называли Индийский океан. Остальное войско сопровождало суда, двигаясь по обоим берегам реки.

Путь не был спокойным: то и дело приходилось высаживаться на берег и выдерживать тяжелые битвы с местными племенами и народами. Около семи месяцев длилось плавание. Наконец, македоняне достигли Индийского океана. Здесь войско разделилось. Александр считал необходимым исследовать морской путь из Индии к Персидскому заливу и, поручив корабли опытному флотоводцу греку Неарху, приказал ему плыть к устью Евфрата. Большая часть армии во главе с самим царем двинулась на запад вдоль берега Индийского океана. Во время двухмесячного перехода по жаркой и безводной пустыне македонское войско испытало такие страшные лишения, что из огромной, более чем стотысячной армии, с которой Александр вторгся в долину Инда, осталось в живых меньше четвертой части. Опасные болезни, страшная жара и голод истребили больше солдат, чем самые кровопролитные сражения. 

Македоняне шли через страну, население которой не знало еще земледелия и было так бедно, что даже самые богатые из местных жителей имели всего по нескольку овец, которых они за недостатком травы кормили иногда рыбой. 

В изношенной одежде, почти без оружия, потеряв всех лошадей и вьючный скот, македоняне достигли главного города персидской сатрапии Гедрозии (нынешнего Белуджистана). 

В столице Гедрозии было заранее приготовлено все необходимое для возвращающейся армии. Александр дал войску отдых, а затем приказал идти через Персию к Вавилону. Царь стремился создать впечатление, что люди погибли не зря и индийский поход увенчался грандиозным успехом. 

Так завершился восточный поход Александра, и воины вернулись в Вавилон, куда по реке Евфрату приплыл и Неарх со своим флотом.

 

Распад державы Александра Македонского

Долгое отсутствие Александра и неоднократно распространявшиеся слухи о его гибели привели к тому, что во время его отсутствия в стране начались восстания против македонян. Многие персидские вельможи и македонские военачальники, поставленные Александром во главе огромных сатрапий, изменили царю и стремились стать в своих владениях независимыми государями. 

Сразу же после возвращения из Индии македонский завоеватель должен был снова выступить в поход против восставших племен и непокорных сатрапов. Действия Александра, как обычно, отличались быстротой и жестокостью: многие знатные персы, греки и македоняне были казнены, возмутившиеся племена приведены к повиновению. 

Хотя начавшийся распад громадной империи ясно показал, что старая персидская система управления ненадежна, царь все-таки решил сохранить ее в неприкосновенности. Он надеялся, что эта организация государства, просуществовавшая столь долгое время, сумеет обеспечить прочность его завоеваний. 

Александр подражал древним властителям. По обычаю персидских царей-завоевателей, возвратясь из индийского похода, он подарил каждой женщине по золотой монете. Он восстановил разрушенную македонянами гробницу основателя Персидского царства Кира. Чтобы прекратить вражду между победителями и побежденными и сплотить их в единый народ, Александр потребовал от своих солдат и полководцев, чтобы они женились на персиянках.  

В Сузах Александр устроил грандиозную свадьбу. По обычаю персов, он взял себе вторую жену Статиру, дочь доведенного им до гибели персидского царя Дария III. Одновременно его ближайшие друзья и сподвижники, всего около 80 человек, женились на знатных персиянках. Десять тысяч простых воинов тоже праздновали в этот день свадьбы с местными женщинами. Всем этим воинам царь обещал заплатить их долги, как бы велики они ни были. По случаю свадьбы был устроен роскошный пир, и каждому гостю Александр подарил по золотой чаше. 

Однако все попытки царя сплотить македонян и греков с персами потерпели крах. Персы, еще хорошо помнившие о своей недавней независимости и господствующем положении в государстве, ненавидели завоевателя и были ненадежной опорой. Недовольство греков и македонян продолжало расти. Особенно сильное возмущение воинов вызвало решение Александра включить в армию те 30 тысяч молодых персов, которые по его приказу проходили у греков обучение военному делу. 

Александр считал, что только с помощью страха, внушаемого своим подданным, он сможет сохранить власть. Ему нужно постоянно поражать воображение покоренных народов грандиозными предприятиями, все новыми победами внушать им веру в свое всесилие. Только так надеялся он удержать в повиновении многочисленные подчиненные ему народы. 

У Александра не было пути назад; он не мог остановиться, отдохнуть, оглядеться. И царь разрабатывает все более смелые, фантастические проекты. Он готовит большую морскую экспедицию во главе с Неархом, которая должна объехать Аравию и Африку и вернуться через Гибралтарский пролив в Средиземное море. Царь подготовлял грандиозный поход на Запад для покорения Северной Африки, Италии и Испании. В связи с этим он собирался строить дорогу через пустыню Сахару и прорыть вдоль неё колодцы. Три тысячи греческих мастеров и ученых работали над углублением русла реки Евфрат и превращением города Вавилона в морской порт. 

Архитектор Стасикрат предложил превратить гору Афон во Фракии в гигантскую статую Александра. На ладони левой руки эта статуя должна держать целый город с десятитысячным населением, а из правой руки должен был вытекать горный поток, впадающий в море. 

Все эти планы показывали, что македонский завоеватель, упоенный своими успехами, утратил чувство реальности. Сподвижники царя понимали, что попытки осуществления этих проектов только ухудшат и без того опасное положение, в котором оказались завоеватели. Надо было думать не о покорении новых стран, а о сохранении уже завоеванных территорий, хотя бы ценой уступки некоторых наиболее отдаленных и беспокойных областей. Но Александр не считался ни с чьим мнением, кроме своего, да и высказывать мнение, отличное от царского, теперь уже никто не решался. Александр верил в свою удачу и не сомневался, что ему удастся все, что бы он ни задумал. Даже сама природа, считал он, должна будет уступить ему: чтобы доказать это себе и другим, царь назначил начало африканского похода на самые жаркие летние месяцы. 

Однако этому походу не суждено было начаться. В разгар приготовлений к нему Александр внезапно захворал и, проболев всего несколько дней, скончался 13 июня 323 г. до н.э. на тридцать третьем году жизни. 

Тотчас ближайшие сподвижники Александра стали спорить о том, кому должна перейти власть в огромном созданном его завоеваниями государстве. Александр не назначил наследника, жена его только ждала ребенка, сводный брат был слабоумным. Каждый из полководцев мечтал, выдвинув своего кандидата на престол, править от его имени. Еще не успели похоронить завоевателя, как ссоры у гроба перешли в вооруженные столкновения. Скоро эти столкновения переросли в войну, и огромная империя, созданная Александром, распалась. Она была недолговечна потому, что объединяли ее только сила и страх.

Источник: неизвестен
          

<<НазадОглавлениеДалее>>

Македония

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга