Главная страница

Древний мир. Страны и племена.
ПЕРСИЯ

<<НазадОглавлениеДалее>>

Персия

 
Зороастризм

ЗОРОАСТРИЗМ, или маздеизм, религия, основанная в 8 или 7 в. до н.э. реформатором древней иранской религии по имени Заратуштра (греч. Зороастр). Религия зороастризма продолжает существовать до сегодняшних дней. В Иране ее последователи насчитывают всего ок. 10 000 человек, и мусульмане называют их габарами (“неверными”). В Индии, известные под именем парсов (от слова, означающего “персидский”), они насчитывают ок. 115 тыс. приверженцев и сосредоточены преимущественно в Бомбее и ряде других городов на севере Индии. Парсы – потомки переселенцев, покинувших Иран в 10 в.

Заратуштра. Время жизни Заратуштры остается предметом споров. Согласно иранской традиции, он жил за 258 лет до Александра Македонского, который в 333–330 до н.э. завоевал Персидскую империю, одержав победу над ее правителем Дарием III. Однако по мнению многих ученых, эта дата 590 до н.э. является слишком поздней. Соответственно, предполагается, что слова “до Александра” явились искажением первоначального “до Дария”, где под Дарием подразумевался царь Дарий I Великий (522–486 до н.э.), а не Дарий III Кодоман (336–330 до н.э.), которого победил Александр. Исходя из этого предположения, исследователи получают для Заратуштры дату ок. 750 до н.э., которая согласуется с тем, что для греков 4 и 5 вв. Заратуштра был фигурой столь древней, что они могли относить время его жизни за 6000 лет до Платона, – возможно, смешивая время его действительного рождения и время сотворения его духовного предшественника-двойника, который, согласно зороастризму, имеется у каждого человека.

Священная книга зороастризма – Авеста, однако, судя по ряду признаков, лишь определенную ее часть можно приписывать самому Заратуштре. Эту часть составляют Гаты, священные молитвы, сохранившиеся в составе Авесты. Гаты – единственный аутентичный источник наших сведений о Заратуштре; все прочие сообщаемые о нем сведения являются легендарными. Главным внешним событием в его жизни было обращение некоего “князя Виштаспы” (греч. Гистаспа), которого по ряду причин невозможно отождествить с его тезкой, отцом Дария. В Гатах все указывает на северо-запад Ирана как на родину Заратуштры, удаленную от контактов с городскими цивилизациями Вавилонии и западного Ирана, населенного персами и мидийцами. Вероятно, Заратуштра жил и проповедовал в Хорезме (территория современных Таджикистана и Узбекистана), в нижнем течении Окса (Аму-Дарьи).

Иранская религия до Заратуштры. Чтобы уяснить суть учения Заратуштры, следует сказать несколько слов о религии, в которой он был рожден и воспитан. Прямых свидетельств о ней не сохранилось, но многие ее черты, по-видимому, возродились в религии последователей Заратуштры.

Индоиранская религия представляла собой одну из форм политеизма. Среди божеств, или дэвов (буквально “небесных”, “небожителей”), здесь выделялся особый ряд богов, регулирующих нравственное состояние общества (Митра, Варуна и др.). Индоиранское общество подразделялось на три класса: вожди и жрецы, воины и простые земледельцы и пастухи. Это классовое деление получило свое отражение и в религии: каждому из перечисленных классов принадлежали свои особые боги. Асуры были связаны с первым, высшим классом вождей и жрецов. В жертву богам приносили кровь животных, огонь и перебродивший сок некоего растения (саумы). Эти жертвоприношения, призванные обеспечить благополучие человека и продление его рода (что всегда играло важную роль в погребальных обрядах), и позволяли ему как бы заранее вкусить бессмертие через опьянение саумой.

Реформы Заратуштры. Заратуштра отказался от всех богов, за исключением одного, асура (в древнеиранском произношении – ахура), т.е. “бога”, “господина”, мудрости; отсюда его имя Ахурамазда (пехлевийская форма – Ормазд), т.е. “Премудрый господь”, или “Владыка мудрости”. Неизвестно, был ли Заратуштра первым, кто провозгласил культ Ахурамазды. Последнему поклонялся, как великому божеству, Дарий I, однако мы не знаем, воспринял ли Дарий этот культ от Заратуштры и его последователей или независимо от них. Другие ахуры игнорировались им, а древние боги-покровители двух низших классов стали считаться злыми божествами, демонами. Однако их атрибуты и качества в системе зороастризма унаследовали божественные существа, получившие наименование “Святые Бессмертные” и представлявшие собой сущности, ранее ассоциировавшиеся с младшими божествами, а теперь подчиненные Ахурамазде. Ахурамазда считался также отцом духов-близнецов, которые, при начале творения, осуществляют выбор между жизнью и нежизнью, между добром и злом и т.д. Аналогичный выбор должен осуществляться каждым человеком, который призван “мыслью, словом и делом” встать на сторону Ахурамазды и Святых Бессмертных в их борьбе против сил зла.

Заратуштра был убежден, что вскоре наступит эпоха нового мира и что только сторонники добра обретут в этом мире новую жизнь, которая, по мысли Заратуштры, будет длиться на земле вечно. А до наступления этой эпохи умершие должны восходить на мост, который добрых людей ведет на небеса, а злых – в ад.

Заратуштра резко осудил две формы жертвоприношений, совершавшихся изначально в честь отвергнутых им богов: кровавые жертвы и возлияния опьяняющим соком саумы (в это время называемой хаома в Иране и сома в Индии). Он сохранил только огненные жертвоприношения, считая огонь символом праведности и единственно верным путем к бессмертию.

Возникновение дуалистического зороастризма. После смерти Заратуштры его религия стала постепенно распространяться на юг (по территории современного Афганистана) и на запад (в направлении к Ирану и Мидии). В ходе этого распространения зороастризм не мог избежать смешения с элементами древней религии, богам которой – Митре, Анахите и другим – приносили в жертву кровь и хаому, вновь заструившиеся по алтарям. Эта эволюция, происходившая в эпоху правления династии Ахеменидов (553–330 до н.э.), получила отражение в позднейших частях Авесты.

Несмотря на восстановление почитания некоторых древних богов, Ахурамазда по-прежнему оставался великим богом, возвышавшихся над всеми другими богами. Однако теперь его всемогущество оказалось ограниченным силой Злого Духа: великое противостояние и борьба осуществлялись уже не между двумя подчиненными духами-близнецами, так как сам Ахурамазда был отождествлен с Благим Духом и тем самым низведен на одну ступень со Злым Духом. Оба они считались ровесниками. Благому творению, осуществленному Ахурамаздой, Злой Дух, Ангро-Майнью (пехлевийская форма – Ахриман) противопоставил свое собственное злое творение.

Эта дуалистическая система напоминала религию, известную грекам как “религия магов”. Геродот (ок. 485–428 до н.э.) оставил описание некоторых обычаев этого мидийского племени. Они не хоронили и не сжигали своих умерших, оставляя их тела на съедение птицам. Они практиковали близкородственные браки и были искусны в толковании сновидений, астрологии и магии (дав последней название). Свидетельства греческих авторов – Евдема Родосского (кон. 4 в. до н.э.), Феопомпа (тогда же), Плутарха (ок. 45 н.э. – ок. 120) и других, наряду со свидетельствами Геродота и Младшей Авесты, позволяют получить представления об эволюции этой системы в послеахеменидский период.

При Селевкидах (323–248 до н.э.) и парфянской династии Аршакидов (248 до н.э. – 224 н.э.) Иран оставался в той или иной степени эллинизированным, а местная религия пребывала в упадке. Ее возрождение пришлось на период заката Аршакидов и возвышения Сасанидов (224 до н.э. – 651 н.э.), которая четыре века спустя пала под натиском мусульманских завоевателей.

Зороастризм в послеэллинистическую эпоху. При Сасанидах зороастризм стал государственной религией, а зороастрийское жречество – государствообразующим сословием. Тексты Авесты были собраны в единый корпус, изданы и снабжены комментарием на пехлевийском языке.

При мусульманских правителях большинство населения было обращено в ислам, но к зороастризму мусульмане относились терпимо, что позволило ему сравнительно благополучно просуществовать на протяжении трех последующих веков. Зороастрийцы писали трактаты на пехлевийском языке: один из них был посвящен опровержению ислама, христианства, манихейства и иудаизма, ряд других – проблемам этики, космологии и загробной жизни или изложению основных положений зороастрийской религии. Эти трактаты дают представление о зороастризме сасанидской и послесасанидской эпохи.

Зурванизм. В дуалистической системе зороастризма вопрос о происхождении двух антагонистических первоначал либо оставлялся без ответа (предполагалось, что эти начала были даны и сосуществовали извечно), либо побуждал к поиску новых подходов. Такой подход был предложен – возможно, под греческим и вавилонским влиянием – в системе зурванизма. Зурван (“Время”), рассматривался здесь как отец Ормазда и Ахримана, которых он породил, ради чего он приносил жертвы в течение тысячи лет. Во время жертвоприношения он в какой-то момент усомнился в его действенности. В результате этого сомнения родился Ахриман, Ормазд же родился в результате самой жертвы. Это учение было осуждено как еретическое в ортодоксальном зороастризме, который пытался подчинить Зурвана власти верховного бога, Ормазда, но при этом не мог объяснить происхождения Злого Духа.

Вероучение ортодоксального зороастризма. История мира, согласно ортодоксальному зороастризму, представляет собой грандиозную драму, охватывающую четыре трехтысячелетних периода. В первый период мир еще не имел материального существования; при этом его существование могло мыслиться либо как совершенное, либо как эмбриональное.

По истечении первого трехтысячелетнего периода все сущее было сотворено в своих материальных формах – начиная с неба, солнца, луны и звезд и заканчивая первочеловеком, именовавшимся “Смертная жизнь”, и первобыком, именовавшимся “Единотворным”. На это творение Ахриман ответил своим антитворением, однако его лишила силы магическая формула – одна из главных молитв зороастризма, произнесенная Ормаздом.

Третий период был отмечен вмешательством Ахримана в творение Ормазда, в результате которого Ахриманом были убиты как “Смертная жизнь”, от которой ведут свое происхождение люди и металлы, так и первобык, от которого произошли животные и растения.

Начало четвертого, завершающего периода ознаменовалось приходом на землю зороастрийской религии, то есть – рождением Заратуштры. Считалось, что конец каждого тысячелетия в этот период будет отмечен приходом нового спасителя, преемника и чудесного потомка Заратуштры, последнему из которых предстоит провозгласить начало Последнего суда и возникновение нового мира.

Зороастрийские жертвоприношения совершались в храмах при посредстве воды, хаомы, пучка прутьев и т.п. перед вечным огнем. Жертвоприношения сопровождались чтением всех Гат.

Зороастрийцы по сей день хоронят своих умерших в соответствии с древним мидийским обычаем: оставляя их тела на съедение хищным птицам в особых строениях, известных под названием “Башни безмолвия”. Зороастрийцы избегают контактов с трупами и всеми объектами, считающимися “нечистыми”, а если избежать осквернения не удается, подвергаются долгим и сложным обрядам очищения с помощью воды и коровьей мочи. По достижении семи (или десяти) лет каждый зороастриец получает рубаху и сплетенный из множества прядей пояс, который он должен носить до своего смертного часа.

В основе зороастрийской этики лежат идеи продолжения жизни и соблюдения чистоты: она превозносит брак и осуждает аскетизм и посты так же сурово, как блуд и прелюбодеяния.

Зороастрийцы верят, что после смерти душа встречается со своей совестью, предстающей в виде прекрасной девы или страшной ведьмы – в зависимости от добрых или злых дел человека в земной жизни. Теоретически, посмертная участь человека жестко обусловлена количественным соотношением его добрых и злых мыслей, слов и дел. Однако за умерших возносятся молитвы, совершаются богослужебные обряды, приносятся в жертву цветы и т.д., особенно – на Новый год.

Парсизм. В индии парсы в значительной степени отошли от традиционных зороастрийских верований и обрядов, однако в их среде большим почетом пользуются астрология, вера в переселение душ и теософия. Они возобновили связи со своими собратьями в Иране, что привело к расколу в их собственных рядах по поводу вопросов, касающихся обрядовой практики и календаря. Однако гораздо более сильным было европейское влияние. Парсы переняли европейскую одежду и обычаи и сделались преуспевающими торговцами и промышленниками. Они славятся своим милосердием. С помощью европейских ученых им удалось частично восстановить забытый смысл своих древних традиций. В настоящее время они знают, что обвинения в дуализме, которое в прошлом им нередко адресовали христиане и мусульмане, были несправедливы, так как основатель их религии Заратуштра был, помимо всего прочего, монотеистом, и все они, как и он, верят в окончательное торжество добра над злом.

Иранское влияние на западную мысль и религию. Начиная с конца классического периода язычники, а позднее и христиане, стали видеть в Заратуштре и магах предшественников своих собственных учений и верований. Так, Заратуштру считали учителем Пифагора. Кроме того, философия, астрология, алхимия, теургия и магия нашли отражения в т.н. халдейских пророчествах. В большинстве своем эти сочинения, приписываемые восточным мудрецам, были апокрифическими и несли на себе сильный отпечаток греческих понятий и идей с незначительными вкраплениями иранских элементов.

Иранское влияние на иудаизм и христианство. По-видимому, зороастризм стал оказывать влияние на иудаизм начиная с эпохи вавилонского плена; это влияние проявилось прежде всего в области ангелологии, демонологии и эсхатологии (учения о конечной судьбе мироздания и человечества). Иранское влияние особенно явно прослеживается в учении о “двух духах”, упоминаемом в кумранских текстах. Говоря о влиянии зороастризма на христианство, нелегко провести границу между тем, что было воспринято христианством через иудаизм, а что пришло непосредственно из Ирана при рождении новой христианской религии. Так, например, хотя упоминание о семи Ангелах в Книге Откровения (1-3) было заимствовано из Книги Еноха и Книги Товита, однако само это учение восходит к зороастрийскому учению о семи Святых Бессмертных. С другой стороны, вера в ангелов-хранителей не засвидетельствована в иудео-христианской традиции нигде до Нового Завета; быть может, эта вера представляла собой сочетание зороастрийского учения о фраваши, духовных существах, рассматривавшихся как часть человеческой личности, но существующих до рождения человека и независимо от человека, с греко-римскими представлениями об охранительной роли гениев. Большинство подобных заимствований касается области эсхатологии. Представление о воскресении, хотя и знакомое иудаизму, однако приобретшее характер всеобщей веры лишь в христианстве, уже существовало в Иране на протяжении многих веков.

Кроме того, для христиан Иран был еще и страной трех волхвов (магов), которые, следуя за путеводной звездой, пришли поклониться младенцу Иисусу в Вифлеем. Позднее, продолжая наметившуюся уже в иудаизме традицию, христиане отождествляли Заратуштру с Иезекиилем, Нимродом, Сифом, Варухом и даже с самим Христом. Начиная с Юстина Мученика христианские апологеты стали ссылаться на Заратуштру и персидских магов как на языческих “свидетелей” истинности христианства, помогающих утвердить эту истинность в глазах язычников. Вместе с тем считалось, что Заратуштра явился отцом столь отвратительных, с точки зрения христиан, суеверий, как астрология и магия.

Митраистские мистерии. В 1 в. н.э. наиболее почитаемым богом в Иране (в особенности – в западном Иране) был не Ормазд, а солнечный бог Митра. По-видимому, митраизм смешался в Вавилонии или Малой Азии с вавилонскими и греческими учениями и культовой практикой, положив начало митраистским мистериям, распространившимся по всей Римской империи.

Манихейство. Манихейство представляло собой одно из гностических течений, будучи основано на дуализме греческого типа, противопоставлявшего Дух и Материю. Основателем манихейства был некий Мани, начавший свою проповедь в Сасанидской столице в Халдее ок. 270 н.э. В манихействе Бог мыслился трансцендентным и не несущим ответственности за творение, которое считалось результатом деятельности сил зла. При сасанидском правителе Шапуре I манихейство распространилось в Иране. Верховным божеством в манихействе выступал Зурван, а не Ормазд, последний же отождествлялся с первочеловеком, чье грехопадение и спасение составляют существенную часть мировой драмы. Однако манихейская этика, с ее строжайшими запретами, касающимися сексуальной жизни и определенных видов пищи, была чужда ортодоксальному зороастризму.

Литература:
Бойс М. Зороастрийцы. Верования и обычаи. М., 1987 
Мифы народов мира. Энциклопедия, тт. 1–2. М., 1991 
Лелеков Л.А. Авеста в современной науке. М., 1992 
Авеста: Избранные гимны из Видевдата. М., 1993 
Терапиано Ю. Маздеизм: Современные последователи Зороастра. М., 1993 
Зороастр (Зара-Тустра): Жизненный путь провозвестника в Иране. М., 1994 
Зороастрийские тексты. М., 1997 
Авеста в русских переводах (1861–1996). СПб, 1998 
Народы и религии мира. Энциклопедия. М., 1998 

Источник: www.krugosvet.ru

   
<<НазадОглавлениеДалее>>

Персия

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга