Главная страница

Древний мир. Страны и племена.
ДРЕВНИЙ РИМ

<<НазадСодержание главыДалее>>

Страница 1 из 9

    
Фабий и Ганнибал
Путь к Форуму

Храм Весты
Храм Весты
     

Войдя в город с юго-востока, через Капенские ворота, и приняв сразу вправо, низиной между Палатином и Целием мы быстро попадаем к началу Священной дороги (Via Sacra). По ее каменным плитам несчетное число раз проходили торжественные процессии и триумфальные шествия вернувшихся с победой легионов. Она вела их через весь форум к подножию, а затем влево и вверх, к вершине Капитолийского холма, где царственно возвышается над городом храм Юпитера...

Сделаем небольшое отступление в область храмовой архитектуры. Я не буду фантазировать по поводу внешнего вида древнеримских храмов, как бы это ни было соблазнительно при живописном изображении города. Дело в том, что от этих храмов, в отличие от Афинского акрополя, почти ничего не осталось. А то, что уцелело, относится, как правило, к позднейшим реконструкциям и перестройкам. Наше представление будет, видимо, очень близко к истине, если мы перенесем на римский форум хорошо известные по репродукциям облики греческих храмов.

Свою храмовую архитектуру (вместе с обрядами) римляне позаимствовали у этрусков, которые ее принесли с заселенных греками берегов Малой Азии. Когда два-три века спустя римляне и сами столкнулись с архитектурой греческих колоний на юге Италии, а затем и в самой Греции, они нашли там то, что им было уже хорошо знакомо. То же прямоугольное в плане святилище, окруженное колоннадой. Те же три ордера: дорический, ионический и коринфский. Высокая, украшенная орнаментом балка над ними (архитрав). Двускатная крыша опирается на выступающий резной карниз. С торца храма колоннада портика несет треугольник украшенного скульптурами фронтона. По его углам и на вершине — небольшие фигурки или розетки веером и так далее. Все знакомо!

Лишь немногие наделенные художественным чутьем римляне поняли, в чем отличие — весьма и весьма существенное! Бессмертная и неуловимая красота греческих храмов — в изяществе линий и пропорций каждой колонны, каждого скульптурного украшения, всего здания в целом (с учетом эффекта перспективы). Римских зодчих и инженеров интересовала не красота храма, а удобство его использования. Поэтому соотношение размеров святилища и площадки портика изменили в пользу последней. Ведь с этой ритуально освященной площадки жрецы совершали птицегадания. Для этой же цели средние колонны портика подчас раздвигали, нимало не заботясь о гармонии его внешнего вида. Храмы, расположенные в низине форума, стояли на высокой, в человеческий рост, прямоугольной платформе (подиуме). Это было некрасиво, но зато, наверное, целесообразно — то ли для улучшения обзора неба, то ли ввиду частых разливов Тибра, то ли для того, чтобы в глазах толпы подъем жреца по высоким ступеням каменной лестницы, ведущей на подиум, выглядел особо торжественно.

Так, подобно ухудшенным копиям греческих оригиналов, не меняясь веками, выглядели римские храмы. Зато строительный гений и фантазия римлян развернутся позже — на "светских" сооружениях: базиликах, цирках, театрах, банях, акведуках и триумфальных арках. Недаром 10-томное руководство по античному зодчеству оставит живший в конце I века до р.Х. римский архитектор Витрувий. Кстати, Витрувий описал для нас и древний храм Юпитера. Он был почти квадратным в плане. Колонны из туфа далеко раздвинуты, балки архитрава — деревянные, украшенные рельефными пластинами из терракоты. Керамические же — барельеф и фигурки по углам фронтона.

rome_fabyi_03.jpg (8367 bytes)

На этом завершим отступление. Мы возвратились к храму Юпитера и можем продолжить наш путь на форум. Поворот налево — и перед нами он открывается почти весь. Размер его невелик: шагов двести пятьдесят в длину и примерно сто в ширину. И еще совсем мало застроен, если не обращать внимания на многочисленные лавки, особенно густо рассыпанные по двум его продольным сторонам.

Вступая на форум, оставляем по левую сторону здание Регии, где, по преданию, обитал еще царь Нума. Сейчас здесь резиденция Великого понтифика. Позади виднеется большой двухэтажный каменный дом — жилище весталок. Говорят, что внутри него есть обширный двор с бассейнами и фруктовыми деревьями, украшенный статуями Великих весталок. В отличие от пыльной, шумной, забитой народом площади форума, там, в саду, должно быть, просторно, тихо и красиво. Девушки почти не выходят оттуда. Минуем и сам круглый, в кольце колоннады, старинный храм Весты. Он меньше, чем мы ожидали. Известно, что кроме вечного огня в нем хранится знаменитый палладиум — упавшая с неба в древнюю Трою деревянная фигурка богини Паллы — хранительницы города. Предание утверждает, что ее принес с собою Эней. По левую сторону от дороги, сразу за фонтаном нимфы Ютурпы — покровительницы источников, на высоком подиуме стоит храм Кастора и Поллукса. Согласно легенде, в начале V века, в сражении с латинянами на помощь римлянам явились божественные всадники — сыновья Леды и Юпитера. Они же потом прискакали в Рим на форум сообщить о победе. Их кони пили из фонтана Ютурпы.

Поэтому именно здесь им воздвигли храм. Трем белоснежным, высоким колоннам этого храма суждено стать наилучшим украшением остатков римского форума.

Дальше, за рядом лавок, тоже влево от дороги, в конце форума возвышается храм Сатурна. За надежными стенами его подиума укрыты сокровища государственной казны. Рядом с храмом выставлены доски с законами 12 таблиц. В глубокой древности Сатурна почитали как бога земледелия. Потом его отождествляли с греческим Кроном и стали считать отцом Юпитера, свергнутым с небес. После чего, согласно преданию, Сатурн царствовал в Лациуме, и это был "золотой век" всеобщего мира и процветания. Храм ему воздвигли в 497-м году до р.Х. Храм Согласия, воздвигнутый тоже в начале V века в честь примирения патрициев и плебеев, приютился под зеленым склоном Капитолия, замыкающего площадь форума. Курия (резиденция сената) находится в конце площади, справа. За лавками и домами уходящей вверх улицы ее почти не видно.

Марк Куций
Марк Куций
    

Она откроется взгляду, когда мы достигнем "Курциева озера". Никакого озера здесь нет, нет даже колодца — одна ограда. Зато с ней связана легенда, возвышающая дух каждого римлянина. В начале Республики на этом месте была пропасть, полная воды. Никто не мог ее осушить. Оракул изрек, что пропасть закроется сама, если Рим бросит в нее самое дорогое, что у него есть. Тогда Курций, молодой воин (что может быть дороже?!), на коне и в полном вооружении прыгнул в бездну. Она захлопнулась, оставив на поверхности лишь небольшое озерцо.

Фасад сенаторской курии украшен портиком с фронтоном. Перед курией мощенный плитами просторный плац — "комиций". Это место для народных сходок и собраний, получивших отсюда свое наименование. В переднем углу комиция — трибуна для ораторов. После морской победы над пиратами, полвека назад, ее украсили носовыми частями захваченных кораблей и с тех пор стали называть "рострами". В середине I века до р.Х. Юлий Цезарь, чтобы освободить место для строительства нового форума, перенесет курию ближе к площади старого форума, а ростры поместит у подножия Капитолия так, что вся площадь будет служить комицием. Но пока форум выглядит довольно пустым и просторным, особенно если мы прибыли в город рано утром.

Римляне встают с рассветом. Наскоро перекусив, они принимаются за дела. Ремесленники будут работать на дому, живущие в городе крестьяне отправятся в прилежащие поля, сады и огороды. Крупные оптовые торговцы пойдут в свои конторы и на склады, цепочкой выстроившиеся на берегу реки, мелкие — к ним за товаром или прямо в свои лавочки, что лепятся на форуме и прилегающих к нему улицах. Там с самого утра раскинули свои столики и менялы.

В город стекается множество иноземцев, нуждающихся в их услугах: кроме медных ассов, в Риме уже чеканят серебряные денарии и сестерции (1 денарий = 4 сестерциям = 10 ассам). В крупных торговых сделках наряду с римскими денежными единицами фигурирует греческий талант — около 27 кг серебра.

Впрочем, менялы не только пробуют и обменивают монеты. Это настоящие банкиры. Они могут выполнить порученные им торговые операции, переслать деньги своим партнерам в другие города, снабдить путешественника своего рода "аккредитивами", осуществить перевод денег с одного счета на другой. И местная италийская, и заморская торговля, через гавань Остию в устье Тибра, бурно развиваются.

Вслед за менялами и торговцами на форуме появятся местные и приезжие покупатели, нищие — в поисках случайного заработка, писцы и адвокаты, партнеры по деловым переговорам, любители пообщаться, поспорить или посплетничать в очереди к цирюльнику, знатные римляне в сопровождении свиты клиентов и рабов, спешащие по делам магистраты и просто те, кто пришел людей посмотреть и себя показать. Возможно, на специальной трибуне, что стоит посередине форума, в кольце зевак эдилы будут разбирать и судить мелкие происшествия, а может быть, и сам претор откроет заседание трибунала, что, впрочем, не помешает тут же рядом продолжаться шумному торгу, ярому спору или небольшой потасовке.

Форум несколько поутихнет близ полуденного часа, когда римляне обедают, а затем зашумит с удвоенной силой — ведь рабочий день с обедом заканчивается. Особенно шумно и тесно здесь будет в каждый восьмой день. Это нерабочие, базарные дни (нундины), когда в город со своей продукцией и за покупками съезжаются крестьяне из близлежащих деревень. Они держатся свободно, как люди, знающие себе цену: последние пятнадцать лет без войны заметно улучшили положение дел в деревне.

Толпа на форуме выглядит пестро. В тогу облачены немногие — знатные римляне и магистраты. Если, конечно, не собираются комиции, куда в тоге обязаны являться все граждане. Ею, как и прежде, драпируют все тело длинными складками, оставляя наполовину свободной только правую руку. Теперь под тогу надевают длинную шерстяную рубашку с короткими рукавами — тунику. Она сшита из двух кусков ткани. и это уже отступление от древней традиции, предписывавшей не одевать себя, а заворачиваться в одеяние. Для народа попроще туника стала повседневной одеждой. Ее носят вместо тоги — с поясом и большим напуском, чтобы все же сохранить некоторую декоративность. Туника, как и тога, должна быть, по возможности, белой или, на худой конец, светло-серой — в цвет некрашеной овечьей шерсти. Зато прямоугольный кусок ткани, который в качестве плаща набрасывают поверх туники или тоги (сагум), может быть рыжеватым — цвета шерсти овец испанской породы или окрашенным в красно-коричневый, иногда лиловый цвет. Сагум закалывают на плече застежкой (аграфом). В случае дождя и в дорогу надевают пенулу — довольно тесный плащ с капюшоном, сшитый из толстой ткани, с рукавами или без них, с застежками впереди.

Одежда матроны, если она является на форум, очень строга. Длинная и широкая туника с полурукавами (стола), дважды подпоясанная — под грудью и низко на талии, ниспадает на длинную, до пят, сплошь в складках юбку. Под столой еще одна, более короткая и легкая туника, а в качестве белья — набедренная повязка и лента, поддерживающая грудь. Сверху все это драпируется большой квадратной шалью (пеллой). Скромность и целомудрие женщины требуют, чтобы видны были только лицо, кисти рук и кончики пальцев ноги, а контуры фигуры были совершенно неразличимы. Вся женская одежда белого цвета.

Девушки носят волосы пучком на затылке, замужние женщины укладывают их вокруг головы. На улице волосы прикрывают краем пеллы. Мужчины долгое время ходили длинноволосыми, нечесаными и бородатыми, что отвечало воинственности их характера. Но в начале III века появились первые цирюльники — волосы и бороды стали подстригать. В городе головных уборов не носят. Кроме вольноотпущенников — их конический колпак служит символом освобождения.

Если римляне, с их консерватизмом, придерживаются каких-то канонов в своей одежде, то к многочисленным "гостям столицы" никаких требований не предъявляется. Так что в целом толпа на форуме разнообразием красок, одеяний, повадок и говоров являет собой зрелище весьма живописное.

Большинство "гостей" — италийцы. Римские колонисты приехали по делам, за покупками или просто потолкаться на форуме. В разбросанные по всей Италии колонии они перебрались недавно, сохранив при этом все права римского гражданства. Так что здесь они себя чувствуют как дома. Гости из немногих союзных Риму городов, которым за особую помощь в войнах даровано право полного римского гражданства, стараются во всем на них походить, но ощущают себя менее уверенно. Пожалуй, свободнее других иностранцев ведут себя ближние соседи — латиняне. Хотя дарованное им "латинское право" и не разрешает голосовать в комициях, но во всем остальном они равноправны с римлянами. А тождественность языка позволяет им вполне сливаться с толпой на форуме.

Граждане отдельных союзных городов (они по договору поставляют союзное войско и не платят податей) и граждане городов покоренных (эти — платят и лишились части своих земель) заметны в толпе не только своим обличьем, но и вполне понятной растерянностью — такого столпотворения они еще не видели. Зато объехавшие весь свет греческие и финикийские купцы чувствуют себя здесь как рыба в воде. Чего не скажешь о чернобородых карфагенянах. Эти с тревогой прислушиваются к пылким речам, звучащим на римском форуме. Слова "Сицилия" и "Карфаген" слышны со всех сторон, притом в таких резких и угрожающих выражениях, которые дают все основания для тревоги. Чем же вызвана такая враждебность к городу, который еще совсем недавно был союзником Рима в войне с Пирром? Попробуем разобраться.

Оттенок религиозного почтения к сенату определялся тем, что почти все его члены в свое время совершали ауспиции, то есть, вступали в контакт с богами. Немаловажным было и то, что сенаторами становились люди очень состоятельные. Для малоимущих высшие магистратуры оказывались доступны лишь в исключительных случаях. Таким образом, римский сенат в лучшие годы своей истории представлял собой собрание наиболее достойных, авторитетных и состоятельных граждан Города.

Свою власть он осуществлял через влияние на все сферы государственной деятельности. Обычай предписывал консулам, преторам и народным трибунам предварительно согласовывать в сенате все постановления и проекты законов, которые они собирались внести на обсуждение в собраниях римского народа. Точно так же предварительно рассматривались в сенате и кандидатуры будущих магистратов (за исключением народных трибунов). Да, конечно, рекомендации сената не были обязательны, но мало кто, даже из консулов, решался таковыми пренебречь. Ведь им предстояло обращаться к сенату снова и снова. Сенат награждал, присуждал триумфы, утверждал отчеты, влиял на избрание или переизбрание магистратов на новый срок.

В текущие дела управления сенат не вмешивался, но одну важнейшую сферу общественной жизни он прочно удерживал под своим непосредственным контролем. Государственная казна и государственное имущество находились в исключительном распоряжении сената. Для набора войска, его вооружения, обеспечения хлебом и жалованьем для солдат консулы, даже в случае войны, должны были просить деньги у сената. Только с согласия сената могли они ввести для этой цели военный налог (в мирное время римляне налогов не платили). Сенат отпускал средства магистратам для проведения общественных работ, давал разрешение патрициям на использование государственных земель, утверждал контракты на эксплуатацию лесов и рудников.

В ведении сената находились и внешние сношения государства. Он посылал и принимал послов, подготавливал для утверждения народом решения об объявлении войны или заключении мира, составлял тексты мирных договоров, посылал комиссии для проверки их исполнения или для упорядочения завоеванных территорий назначал туда управителей и утверждал их распоряжения. Во II веке до р.Х. эти территории уже были столь обширны, что приобрели статус римских провинций. Для управления ими сенат посылал бывших консулов или преторов, поручая им эту весьма доходную миссию на срок от одного до нескольких лет. Кстати, такая перспектива тоже способствовала послушанию названных магистратов.

Авторитет и компетентность сената выдвигались на первый план в чрезвычайных ситуациях, таких, как непосредственная военная угроза Городу, народные волнения или стихийные бедствия. В этих случаях сенат поручал одному из консулов назначить диктатора или же наделял самих консулов чрезвычайными полномочиями вплоть до права казнить граждан без суда. Решение о таких полномочиях звучало по традиции довольно уклончиво: "Да позаботятся консулы, чтобы государство не понесло ущерба". Но означало оно их неограниченную (на некоторое время) власть. Со званием сенатора были связаны определенные внешние знаки особого достоинства.

Сенаторы носили тунику с широкой вертикальной пурпурной полосой на груди и спине на всю высоту, от ворота до подола, их "тога-претекста" тоже была окаймлена пурпуром. Кайма была выткана только вдоль ее прямого края. Заворачивались в тогу вполне определенным способом. В результате видна была вертикальная пурпурная полоса, идущая от левого плеча вниз — спереди на всю высоту фигуры, а сзади до локтя. Другие части пурпурной каймы проходили наискось через грудь и спину от правого бока к левому плечу. Сенаторам полагались особого покроя черные башмаки, а если к тому же их избирали магистратами, то башмаки красного цвета. На публичных играх и представлениях для сенаторов были отведены лучшие места.

Уже с незапамятных времен плебеи заседали в сенате рядом с патрициями. К III веку до р.Х. богатые плебеи и патриции в сенате слились в одну высшую касту — "нобилитет". Это была именно каста — узко ограниченный круг семей. Дети сенаторов, благодаря богатству и влиянию своих родителей, легко вступали на поприще государственной службы — сначала в качестве военачальников среднего звена (военных трибунов) или младших магистратов (квесторов). Потом поднимались выше, а затем и сами становились сенаторами. "Новые люди" допускались в эту касту крайне редко — лишь при каких-либо чрезвычайных обстоятельствах.

Процедура сенатских заседаний была строго регламентирована. Уже упоминалось, что сенаторы не имели права собираться сами. Их созывал консул или претор; позже это право получили и народные трибуны. Собирались чаще всего в специальном здании "курии", примыкавшем к форуму, или в одном из храмов. Заседания не были публичными, но дверь в курию должна была оставаться открытой (вероятно, разрешалось в нее заглянуть). Магистрат, созвавший сенат, начинал с ауспиций, потом объявлял повестку дня и далее вел собрание. В некоторых случаях сенаторы, предварительно обменявшись мнениями, вносили свои предложения, но это было не обязательно. Главной процедурой являлся поименный опрос сенаторов председателем. Здесь неуклонно придерживались сенатской иерархии. Каждый раз, составляя список (альбом) сенаторов, цензоры устанавливали в нем строгую последовательность. Список возглавлял принцепс сената. За ним следовали бывшие диктаторы, цензоры, консулы, преторы, эдилы и народные трибуны. В каждой категории — сначала патриции, потом плебеи с учетом давности занятия ими соответствующих магистратур. Одного за другим, согласно списку, председатель просил сенаторов высказать свое мнение по обсуждаемому вопросу. Естественно, что мнение первых выступающих влияло на позицию остальных. Регламента не существовало. Перерывать оратора не полагалось — он мог говорить неограниченно долго. Порой эта норма использовалась для обструкции. Заседания начинались с восходом солнца и заканчивались на закате. Иногда они длились несколько дней. "Младшие" сенаторы, обретавшиеся в конце списка, не имели шансов быть спрошенными. Они лишь участвовали в голосовании. Голосовали, как я уже упоминал, "ногами": сенаторы вставали со скамей и пересаживались к тому из ораторов, чье мнение хотели поддержать. Текст рекомендации сената составлял председатель вместе с редакционной комиссией из нескольких человек. В этот текст с римской педантичностью включали дату, место и повестку дня заседания, состав редакционной комиссии, итоги голосования. Рекомендацию сообщали адресату или всему народу, а затем сдавали на хранение в городской архив, где она заносилась в официальный журнал — кроме тех случаев, когда на нее накладывал вето народный трибун.
    

<<НазадСодержание главыДалее>>

Страница 1 из 9

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга