Главная страница

<<Назад

Египет

    
НЕФЕРТИТИ

Нефертити. Верхняя часть статуи из известняка. Берлинский музей.
Нефертити.
Верхняя часть
статуи из известняка.
Берлинский музей.

    

Необычна историческая судьба древнеегипетской царицы Нефертити. Супруга фараона-реформатора Аменхотепа IV, называвшего себя впоследствии Эхнатоном, она была не только современницей, но и, по-видимому, активной участницей важнейших событий политической и культурной жизни Египта на рубеже XY и XIY вв. до н.э. Однако на протяжении тридцати трех веков ее имя было забыто. И даже после того, как примерно полтора века назад в результате гениального открытия французского ученого Ф.Шампольона нам стали понятны древнеегипетские письмена, о ней упоминали довольно редко и обычно в трудах, предназначенных для сравнительно узкого круга специалистов.

Сейчас о Нефертити знают миллионы людей, весьма далеких от египтологии. И славой своей египетская царица обязана не собственной исторической роли, пусть немаловажной, а необыкновенно талантливому скульптору, о котором ничего не известно, за исключением, быть может, его имени. Он обессмертил Нефертити, создав удивительные по силе художественного воздействия и совершенству ее портреты. Сохранившиеся по воле случая, они были найдены в начале нашего века.

Для того, чтобы понять, как это случилось, следует разобраться во многом. Каковы были причины, обусловившие реформы Эхнатона? Как они осуществлялись и почему оказались недолговечными? Что нового вызвали эти реформы в мировоззрении и искусстве древнего Египта? В чем их значение для истории человечества? Отчего, наконец, имя реформатора – “Проклятого из Ахетатона” (так впоследствии называли жрецы Эхнатона в своих надписях) предали забвению?

Голова старшей дочери Эхнатона Меритатон. Песчаник. Берлинский музей.
Голова старшей дочери Эхнатона Меритатон.
Песчаник.
Берлинский музей.

    

В начале второй половины XYI в. до н.э. правившему в Фивах фараону Яхмосу I после десятилетий упорной борьбы удалось добиться окончательной победы над азиатскими племенами гиксосов, которые поработили Египет почти на полтора столетия. В этой долголетней войне он вновь объединил страну, распавшуюся в период социальных смут и господства иноземцев на отдельные области – номы. Тесня врагов, Яхмос I перешел северные рубежи своей страны, вступил в Южную Палестину и восстановил господство египтян в Северной Нубии. Так началась новая эпоха в истории долины Нила. Мы называем ее периодом Нового Царства. Фараоны-завоеватели XYIII династии: основатель ее Яхмос I, его сын Аменхотеп I, Тутмос I и особенно Тутмос III присоединяли к Египту все новые и новые земли. Более ста лет продолжались их победоносные завоевательные походы в Нубию, Палестину и Сирию. От четвертого порога Нила на юге до рубежей Малой Азии на севере на протяжении более трех тысяч километров тянулись владения фараонов. Им подчинялись нубийские вожди, цари государств Сирии и Палестины, торговые города Финикии. И никто не мог сравниться с их могуществом: ни правители хеттской державы, чье господство распространялось почти на всю Малую Азию, ни воинственное царство Митанни, находившееся в долине Евфрата и его притоков.

Голова статуэтки третьей дочери Эхнатона Анхесенпаатон. Раскрашенный известняк.Метрополитен-музей, Нью-Йорк.
Голова статуэтки
третьей дочери Эхнатона Анхесенпаатон.
Раскрашенный известняк.
Метрополитен-музей, Нью-Йорк.
    

Неисчислимые богатства стекались в сокровищницу фараонов: с юга, из Нубии – золото и слоновая кость; с севера, с островов Крит и Кипр и покоренных городов Сирии и Палестины, - изделия искусных ремесленников, серебро, медь, драгоценные камни, лес, в первую очередь ливанские кедры. Сотни тысяч людей угоняли египтяне из завоеванных стран к себе на родину, обращая их в рабство. Грабительские походы обогащали фараона, знать и жрецов, которых царь щедро оделял, желая снискать расположение богов. Жрецы владели огромными в условиях Египта массивами земли, отдельными городами, сотнями деревень, десятками тысяч рабов. Апогея могущества Египет достиг при отце Эхнатона Аменхотепе III (1455 – 1419 гг. до н.э.). За четверть века правления ему почти не приходилось прибегать к оружию, чтобы поддерживать свой авторитет в покоренных странах. При нем сооружались великолепные храмы, воздвигались колоссальные статуи и обелиски, строились большие дворцы. Неслыханная роскошь окружала фараона и его близких. От них стремились не отставать придворные: сановники и вельможи. С необыкновенной пышностью справлялись религиозные празднества, для чего жрецам отпускали огромные средства. От притока средств извне выигрывали и средние слои населения: зажиточные ремесленники и землевладельцы; первые получали доходные заказы, вторые расширяли свои земельные наделы. И те, и другие обогащались за счет дешевого труда рабов, число которых непрерывно пополнялось. Но, как и прежде, в бедности и нужде прозябала основная масса населения страны.

Голова Нефертитти, жены Эхнатона, выполненная из кварцита (мастерская Тутмоса в Тель-эль-Амарна)
Голова Нефертитти, жены Эхнатона, выполненная из кварцита (мастерская Тутмоса в Тель-эль-Амарна)
         

Ведь к прежним повинностям и тяготам добавились новые. Непрестанные походы влекли за собой дополнительные налоги, отрывали мужчин от семей, от труда. При разделе добычи им доставалась ничтожная доля, и их семьи разорялись. Конечно, противоречия эти проявились не сразу, и Аменхотеп III не без основания мог считать себя сильнее всех царей соседних стран. Недаром царь Митанни, грозный воитель Душратта, повергший в страх все Двуречье, писал ему льстивые письма, выпрашивая дары: “Пусть брат мой пришлет золото в очень большом количестве, без меры, и пусть он пришлет мне больше золота, нежели моему отцу, ибо в стране моего брата золото все равно, что пыль…”

В династической истории того времени многое остается неясным. Из документов, дошедших до нас, мало что удается узнать. Мы не можем даже с полной уверенностью утверждать, что Аменхотепу III в юности был уготован трон. Косвенным доказательством тому служит его брак с некой Тии – женщиной нецарской крови, которая в нарушение всех обычаев и традиций стала главной женой царя. Как известно, фараоны обычно женились на своих ближайших родственницах, чтобы сохранить “чистоту крови”. Наследниками престола объявлялись дети от этого брака.

Надписи на скарабеях – изображениях священных жуков, посвященных богу солнца, свидетельствуют, что Аменхотеп III считался со своей супругой больше, чем это было принято, и при том не только в семейных делах. Подобное пренебрежение к древним установлениям, естественно, вызвало неудовольствие советников фараона жречества, т.е. тех кругов, которые обычно ближе всех стояли к царю. Они чувствовали себя обойденными.

Так как Аменхотеп IV был сыном Аменхотепа III от Тии, то неприязнь придворных кругов распространялась и на него. Стареющий отец, по давнему обыкновению предков, назначил своего сына соправителем, а сам, возможно, почти отстранился от повседневных забот, связанных с управлением страной. Таким образом, к власти пришли ненавидимые знатью и жречеством Аменхотеп IV и Тии, к мнению которой, видимо, прислушивался и сын.

Но, конечно, в последующих политических событиях решающую роль играли не личные отношения между отдельными людьми или даже настроения тех или иных влиятельных группировок, а гораздо более глубокие и серьезные противоречия, причины которых следует искать в особенностях политического развития страны.

Глава рабовладельческой деспотии – фараон представлял интересы крупнейших землевладельцев, т.е. знати и жрецов.

Ссылки по теме:
Нефертеща трех фараонов

        

<<Назад

Египет

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга