Главная страница

<<Назад Содержание разделаДалее>>

Страница 5 из 14

 
РАМСЕС II (ок. 1279-1212 гг. до н.э.)
   

Хронология правления

Принц Рамсес при Сети I

Начало самостоятельного правления

Семья Рамсеса II

Военная деятельность Рамсеса II

Дипломатия в Азии

Нубия при Рамсесе II

Триумвират городов

Рамсес II и Долина Нила: строительство и памятники

Религиозная политика

Вельможи двора Рамсеса II

Погребение Рамсеса II

Рамсес Великий и его наследие

Итоги царствования Рамсеса II

Военная деятельность Рамсеса II

Если судить о военной деятельности Рамсеса II по многочисленным храмовым рельефам и надписям, то можно подумать, что он был самым воинственным царем на протяжении всей истории древнего Египта. Однако многие сцены, где отсутствуют датировки и упоминания о конкретных событиях, могут расцениваться не более чем фикция. Две стелы с практически несохранившимся текстом, воздвигнутые в долине Нахр эль-Келб, намекают на присутствие там египтян на 4-м и 10-м году правления Рамсеса II; 18-м годом датируется стела, происходящая из Бет-Шана, огромный текст которой не содержит никакой конкретной информации. Немногие четко датированные военные события этого правления — битва при Кадеше (5-й год) и осада Дапура (8-й год); в это же время царь захватил несколько других населенных пунктов, которые просто упомянуты. Это касается только войн на севере.

С другой стороны, следует уточнить масштаб происходивших событий. Грандиозные композиции, созданные руками египетских мастеров должны были придать эпический характер тем событиям, которые, на самом деле, иногда вовсе не были столь крупномасштабными. Зачастую, храмовые рельефы изображали отнюдь не грандиозные осады городов, а всего лишь взятие деревни.80 Неслыханный размах, придаваемый художниками и поэтами битве при Кадеше, ослепляет нас и мы, словно по задуманному сценарию, преувеличиваем степень важности происходящего. Даже сам характер текстов, их высокая “литературная форма” указывает на художественное произведение более, чем на отчет государственной важности. Да, Рамсес II действительно много воевал, однако следует четко понимать реальный размах этих войн. В длинном тексте автобиографической стелы, вырезанной в Вади эс-Себуа, “царский сын Куша” Сетау посвящает военным событиям всего лишь 2 строки из 24-х, рассказывая о карательных экспедициях, которые он возглавлял от имени царя в “земле Ирем”, захватив в плен вождя племени Акита, его семью и его людей. Из текста стелы одного из сподвижников Сетау известно, что правитель Нубии также участвовал в военном походе против племени Чемеху для того чтобы обеспечить запас рабочей силы для сооружения храма в Вади эс-Себуа.81

 

События до 5-го года правления Рамсеса II

Военные события на юге зафиксированы только на рельефах нубийских храмов; несколько перечней “плененных народов юга” сохранились на основаниях царских колоссов в Луксоре. Самое раннее упоминание о войнах Рамсеса в Нубии запечатлено на южной стене первого зала храма в Бет эль-Вали. Так как в имени царя здесь еще не встречается эпитет Сетепенра, эти изображения датируются первыми двумя годами его правления. Аналогичное изображение имеется на южной стене первого зала большого храма в Абу-Симбеле; сцены сражений с народами юга также присутствуют во многих храмовых комплексах Нубии: в Дерре, Акше82 и Амаре, причем без какого-либо хронологического или топографического уточнения. Иногда Рамсесу приписывают узурпацию событий 8-го года правления Сети I, когда велись военные действия в “земле Ирем”, однако присутствие в композициях сыновей Рамсеса — Аменхерхепешефа и Хаэмуаса полностью исключает подобное предположение.

В северной части большого зала Бет эль-Вали имеется три сцены, где враги царя именуются Чехенну (“ливийцы”), “бедуины” (идентифицируются по внешнему виду, так как в текстах не упомянуты) и “азиаты”, которые встречаются здесь впервые. Стоит задуматься над вопросом, как Рамсес успел осуществить столько военных кампаний, если эти рельефные композиции были выполнены на втором году его правления. Видимо, приписывание военных успехов Сети I здесь имело место.

На южной стене первого зала большого храма в Абу-Симбеле присутствуют сходные изображения: взятие укрепленного азиатского города, где рядом с царем присутствуют трое его старших сыновей; битва с Чехенну и, наконец, триумфальное возвращение египетского войска, ведущего нубийских пленников. Рамсес II демонстративно позаимствовал две батальные сцены своего отца из Карнака: поединок с ливийским вождем и осаду сирийского города Кадеша. Стиль изображений сильно отличается, “драматический эффект” более впечатляет, однако точное копирование деталей выдает первоисточник сюжетов.

 

Кадеш

Так как Рамсес называл “второй экспедицией” кампанию, которая завершилась битвой при Кадеше на 5-м году правления,83 можно предположить, что стела, установленная на 4-м году в Нахр эль-Келб, к северу от Бейрута, является напоминанием о первой кампании. Несмотря на то, что практически весь текст утерян, изображение Ра-Хорахте, протягивающего руку к царю, ведущему пленника, позволяет говорить о некоем военном событии.84 То, что Нахр эль-Келб находится на территории, которую занимали племена аммуру, вероятно, говорит о подчинении царя аммуру Бентешина египетским властям. Произошло это, прежде всего, из-за активизации хеттских набегов, в то время как египетское присутствие гарантировало хоть какое-то спокойствие. Именно это событие стало поводом для объявления войны между Рамсесом II и хеттским царем Муваталли: это достаточно ясно из текста договора, подписанного Шаушкамуйа, сыном Бентешина и Тудхалией, сыном Муваталли.85

Битва при Кадеше сильно впечатлила Рамсеса II, который приказал воспроизвести рассказ об этом событии и грандиозные панорамные “иллюстрации” к нему на стенах многих храмовых комплексов, в том числе, в Абидосе, Карнаке, Луксоре, Рамессеуме и Абу-Симбеле. Основные источники, повествующие о произошедшем, — три различных текста: длинный детальный рассказ с включенными лирическими отступлениями — так называемая “Поэма Пентаура”; короткий рассказ, посвященный событиям самой битвы – “Доклад” и комментарии к рельефным композициям. К этому следует добавить несколько хеттских документов.86

О событиях этой войны и странах участницах писали много;87 гораздо реже поднимался вопрос о политических взаимоотношениях двух государств. Между Египтом и хеттским государством находилось пестрое полотно небольших царств, зависимых от одной из двух великих держав; Египет не мог себе позволить не поддержать Бентешина из-за боязни показаться слабым в глазах зависимых земель; хеттское государство не могло не прореагировать на это по сходным причинам. Военное преобладание на Ближнем Востоке было важно для обеих стран. Кадеш отнюдь не был “желанной целью”, но местом, около которого произошло решающее сражение, местом, которое выбрал Муваталли.

О подготовке к войне известно мало. Мы даже не знаем, где проходил сбор египетских войск. Возможно, в Мемфисе или Пер-Рамсесе. Инструкции относительно действий были даны пехоте и колесничим войскам еще до выхода из стана.88

Миновав пограничную крепость Чару, царь принимал по пути знаки почтения от правителей всех “иноземных государств”, которые он проходил. Его армия шла вперед, не встречая никакого сопротивления. Через несколько дней после выхода из Дельты, Рамсес оказался в городе Рамсес-Мериамон в Долине Кедров. Это место еще не локализовано с необходимой достоверностью, хотя гипотеза, утверждающая о том, что это была территория Ливана, представляется предпочтительной. Миновав этот район, царские войска достигли “высот к югу от Кадеша”. С этого места начинается текст одного из источников – “Доклада”, позволяющий выявить более конкретные данные. Уточняется, что царь в этот момент находился в землях Джаху и направлялся в гористый район, находящийся к югу от Кадеша; видимо, это была современная местность Камуат эль-Хермель, в 25 километрах от Телль Неби Менда, традиционно идентифицируемого как Кадеш. Пройдя город Шабтуна, локализованный как современный Телль Мааян, египтяне спустились в долину, увидев “местную реку” — Оронт.89

Когда Рамсес II находился около Шабтуны, к нему привели двух бедуинов (шасу), заявивших, что они посланы своими племенными вождями заверить фараона в их готовности перейти на его сторону; они уверяли фараона, что армия неприятеля стоит на севере Сирии, в Алеппо, к северу от Тунипа и боится идти на юг. Согласно египетскому тексту, эти кочевники были подосланы хеттским царем, чтобы обмануть египтян и помешать Рамсесу подготовить войско к сражению. Большой город Алеппо находился в 200 км к северу от Кадеша; для преодоления этого расстояния требовалась, по меньшей мере, неделя.

“Пришли два шасу из племени шасу, чтобы сказать Его Величеству: “Наши братья — вожди племени, находящегося при побежденном князе страны хеттов, послали нас к Его Величеству, чтобы сказать: мы хотим стать подданными фараона, да будет он жив, невредим, здрав и мы хотим убежать от побежденного князя страны хеттов”.

Сказал им Его Величество: “Где они, ваши братья, что послали вас посоветовать Его Величеству?” Они сказали Его Величеству относительно пребывания этого побежденного князя страны хеттов: “пребывает побежденный князь страны хеттов в Алеппо, к северу от Тунипа, ибо услышал он: фараон, да будет он жив, невредим и здрав, отправился к югу”. Слова, которые сказали эти шасу, сказали они Его Величеству ложно, ибо побежденный князь страны хеттов послал их, чтобы высмотреть, где находится Его Величество, и не дать войскам Его Величества приготовиться к битве с побежденным князем страны хеттов”.90

В результате, царь, попавшийся на хеттскую уловку, разбил лагерь к северо-западу от Кадеша, обойдя своим вниманием мало значимый для него город, с трех сторон защищенный естественными водными преградами. Из текста источника ясно, что египетская армия, состоявшая из четырех больших соединений, оказалась растянутой в длину: царь во главе соединения “Амон” был уже у Кадеша, соединение “Ра” выходило из Шабтуны, “Птах” находился к югу от города Иренема, а “Сетх” еще южнее. Отдельное соединение, составленное царем из отборных воинов, шло берегом Средиземного моря и затем долиной Элевтера на соединение с главными силами у Кадеша.

В то время как соединением “Амон” был разбит лагерь, на заречной равнине за Кадешем, скрытое городом, в полной боевой готовности стояло все войско царства Хатти и его союзников и делались последние приготовления к сокрушительному удару по беспечному противнику.

Царь Хатти Муваталли имел все основания избегать схватки с египтянами в открытом бою. Его войско, насчитывавшее по египетским данным не менее 28 тысяч человек и свыше 6 тысяч коней, хоть и огромное по тем временам, было донельзя смешанным и в значительной своей части наемным. Воины хеттского государства составляли его ядро, но помимо них в нем были представлены едва ли не все анатолийские и сирийские царства, так или иначе зависевшие от Муваталли: Арцава, Лукка, Киццувадна, Араванна, приевфратская Сирия, Кархемиш, Алеппо, Угарит, Нухашше, а также сам Кадеш.91 Каждый из этих разноплеменных союзников явился под начальством своих властителей и, следовательно, Муваталли было крайне трудно управлять всем этим скопищем. Рассчитывать с подобными полчищами одолеть в открытом бою египетское войско, сплоченное, вышколенное и направляемое единой волей, было трудно. Последующая шестнадцатилетняя борьба показала, что войска Хатти избегали битв в открытом поле и больше отсиживались в сирийских крепостях. Во всяком случае, ни на одном из бесчисленных памятников Рамсеса II не показано ни одного крупного сражения с царством Хатти вне городских стен после битвы под Кадешем. Но и сама битва при Кадеше доказывает, что хетты надеялись больше на обман и внезапность нападения, чем на свою военную силу. Поспешность фараона, приведшая к разобщению его главных сил после переправы через Оронт, несказанно облегчила царю Хатти разгром египтян. Тем показательнее, что хеттское войско все-таки оказалось не в состоянии успешно справиться с этой задачей.

Переправившись через Оронт, соединение “Ра” не стало дожидаться остальных частей и пошло на север для встречи с фараоном. Тем временем, южнее Кадеша, вне поля зрения египетского царя, сосредоточилась основная масса колесничного войска противника. Переправа его колесниц через Оронт, очевидно, производилась заблаговременно и прошла незамеченной египтянами. Соединение “Ра” продолжало свой путь к Кадешу в походном порядке, не подготовленное к бою. Неожиданно перед египтянами выросла стена вражеских колесниц, врезалась в их гущу, смяла, прорвала их строй посередине и покатилась дальше на север, к стану фараона, гоня перед собой остатки соединения “Ра”.

Весть о разгроме второго египетского соединения еще не успела долететь до фараона, как царский стан был охвачен смятением. Разведчик из сопровождения Рамсеса перехватил двух шпионов хеттского царя, и те на допросе, избитые палками, выдали истинное местонахождение и состав вражеских сил. Но и теперь египетский полководец не осознал размера опасности. Единственной разумной мерой, принятой на срочном совете, была отправка везира с поручением немедленно привести покинутые у переправы войска. Вскоре была получена весть об участи соединения “Ра”, и одновременно на египтян обрушились вражеские колесницы. Мгновенное сопротивление египтян было организовано одним из египетских военачальников с семитским именем Наарен.92

Как только доложили о разгроме соединения “Ра”, фараон сам вступил в бой, проявив недюжинную смелость. Битва кипела уже у царского шатра, большого укрепленного сооружения посреди стана, но здесь нападавшие натолкнулись на яростный отпор со стороны дворцовой стражи. Царские телохранители мужественно бились с врагом, но их было слишком мало, чтобы сдержать его натиск. Врезавшись на своей колеснице в ряды нападавших, Рамсес с небольшой группой воинов оказался в окружении.

“Когда увидел их Его Величество, стал он торопиться и разгневался против них, подобно отцу его Монту, владыке Фив. Схватил он оружие, и надел он сам свои доспехи. Был он подобен Баалу в час его. Тогда вскочил он на свою колесницу “Победа в Фивах”, и он быстро встал впереди (войска), один во главе его... Он врезался в середину вражеского войска этого побежденного князя страны хеттов и многочисленных стран, которые вместе с ними. Его Величество был подобен Сутеху, великому мощью, был подобен Сехмет, когда она неистовствует..”.93

Всюду были вражеские колесницы, которых египтяне насчитали до двух с половиной тысяч. Положение казалось настолько безнадежным, что даже царский возничий Менена молил царя прекратить сопротивление и бежать. Но о каком побеге через непрорванный вражеский строй могла идти речь? Вероятно, Рамсес, находясь на берегу Оронта, мог бежать, переправившись через ближнее озеро, в которое впадала река. Позже стертая приписка к изглаженному изображению содержала разговор царя с воином Нахтамоном. Из сохранившихся обрывков речей как будто бы следует, что фараон просил воина прийти к нему и что-то сделать, воин называл себя, а в дальнейшем говорилось о гребле (?) или гребцах (?), после чего царь отдавал какое-то распоряжение и действовал, пренебрегая всеми “чужими странами (?)”.94 Однако связь речей воина Нахтамона с предложением возничего более чем сомнительна. Как бы то ни было, Рамсес вновь ударил по врагу. Именно в этот момент фараон обращается, согласно “Поэме Пентаура”, за помощью к “отцу своему, богу Амону”.

“... И воззвал тогда Его Величество: “Что же случилось, отец мой Амон? Неужто забыл отец сына своего? Совершал ли я что без ведома твоего? Разве не хожу я и не останавливаюсь по воле твоей? Разве преступил я предначертания твои? Что сердцу твоему, о Амон, азиаты эти не ведающие бога?! Разве не воздвиг я для владыки множество великих памятников? Разве не заполнил я дворы храмов твоих рабами, плененными в странах чужих? Разве не возвел я храмы тебе на миллионы лет и не отказал всякое добро свое в завещании? Я принес тебе в дар все страны, дабы обеспечить твои алтари приношениями. Я даровал тебе несметное количество скота и всякие растения благоухающие. Не покладая рук, трудился я для украшения святилища твоего. Я возвел для тебя великие пилоны и воздвиг высокие мачты для флагов. Я доставил тебе обелиски из Элефантины, и сам сопровождал их до храма твоего. Я снаряжал суда за Великую Зелень, дабы доставить тебе изделия чужеземных стран. И что скажут, если случится недоброе с покорным предначертаниям твоим? Будь милостив к полагающемуся на тебя и пекущемуся о тебе по влечению сердца! Я взываю к тебе, отец мой Амон, окруженный бесчисленными врагами, о которых не ведал, когда все чужеземные страны ополчились против меня, и я остался один, и нет никого со мной, и покинуло меня войско мое, и отвернулись от меня мои колесничие. Я кричал им, но не слышал из них ни один, когда я взывал. И постиг я, что благотворнее мне Амон миллионов воинов, сотен тысяч колесничих, десяти тысяч братьев и детей, охваченных единым порывом сердца. Единолично совершает Амон больше, чем множества. Я пришел сюда по велению уст твоих, Амон, я не преступал предначертаний твоих. Вот, я обращаюсь к тебе с мольбою у пределов чужих земель, а голос мой доносился до города Гермонта. И пришел Амон, когда я воззвал к нему, и простер он ко мне десницу свою, и я возликовал, — и был он за мною и предо мною одновременно; и окликнул он меня; “Я с тобою. Я отец твой. Десница моя над тобою. Я благотворнее ста тысяч воинов. Я владыка победы, любящий доблесть”.95

Долго выдерживать неравную борьбу окруженные египтяне были, конечно, не в состоянии, но теперь они уже не были столь одиноки: на выручку им уже спешила нежданная подмога. В полной боевой готовности, сомкнутым строем быстро приближались к стану пехота и колесницы лучшего египетского соединения – “молодцев”. Их колесницы развернутым строем бросились на неприятеля. Враги, затрудненные в движениях собственной многочисленностью и скученностью, очутились в стане меж двух огней: впереди были лучшие силы египетского войска, изнутри с яростью напирал фараон с дворцовыми людьми. Хеттские колесницы были полностью уничтожены.

Рамсес решил обороняться нападая. Натиск следовал за натиском. Вид ли остервенелого фараона, стрелявшего и “хватавшего” врагов направо и налево, ошеломлял врагов, ловкость ли возницы, правившего конями и прикрывавшего царя щитом, уберегла его от стрел, но только Рамсес каждый раз выходил из боя невредимым. Сражение происходило на левом берегу Оронта, и немало колесниц противника было уже сброшено в реку. На противоположном берегу под защитой войска стоял на колеснице дородный царь Хатти Муваталли в ужасе от зрелища по ту сторону реки: там гибли его лучшие силы. Он двинул на помощь своим еще тысячу колесниц. Но, несмотря на это, фараон прорвал вражеское окружение и вырвался из кольца, гоня перед собой бегущего врага.

Тем временем везир и разведчики благополучно встретились с соединением “Птах” и поторопили его поспешить на помощь фараону. Успело ли это соединение принять участие в сражении этого дня, остается неясным. Возможно, надвигавшийся вечер положил конец кровопролитию. Исход битвы был двусмысленным. Часть вражеских колесниц осталась на поле боя, часть была опрокинута в реку. Немало знатных врагов пострадало в бою. Египетские источники называют в их числе двух братьев царя Хатти, его письмоносца, щитоносца, нескольких возничих и военачальников. Пострадали и некоторые из союзных властителей. В руки египтян попало значительное количество боевого снаряжения противника и много пленных.

Замысел Муваталли справиться с египтянами, напав на них врасплох, не увенчался успехом, поле битвы осталось за Рамсесом. Однако силы врага отнюдь не были сломлены. К концу сражения у Муваталли оставалось не менее 17 тысяч пехоты и колесничных воинов, не участвовавших в битве. Потери египтян, вероятно, также были большими, но египетские источники, естественно, молчат о них.

“Поэма Пентаура” рассказывает о том, как с рассветом сражение возобновилось с новой силой, но рассказывает кратко, в общих выражениях. Нападающей стороной на этот раз был фараон, враги же стали “далеко, творя поклонение своими руками пред его лицом”. В действительности же сломить врага Рамсесу не удалось и утром. Видимо, решительная победа так и не была одержана. Во всяком случае, ни один источник не говорит о том, что фараон овладел Кадешем.96 Обескровленные противники явно были не в силах одолеть друг друга. Как можно было ожидать, Муваталли первый предложил фараону мир.

Рамсес удалился, а хеттский царь успешно продолжил свои действия с целью подчинить аммуру и, в итоге, сместил правителя Бентешина.97

 

После Кадеша

Войны в Азии, которые Рамсес II вел после 5-го года правления, были вызваны, прежде всего, новым усилением хеттского царства, враждебностью сирийского севера и потерей Аммуру. Перечень городов “захваченных Его Величеством” в Азии сохранился на стене Рамессеума.98 Многие топонимы плохо сохранились, некоторые до сих пор не локализованы, однако среди дошедших до нашего времени указаны Бет-Анат, Канах и Мером, города, которые библейской традицией размещаются в Галилее,99 а также Дапур, вероятно, находившийся в землях аммуру. На 8-м году правления Рамсеса II египетское войско снова стояло в Сирии Палестине.

Ко времени Рамсеса II военное искусство египтян шагнуло далеко вперед по сравнению со временем медлительных приемов Тутмоса III, основавшего двумя столетиями ранее “египетскую мировую державу”. Тот предпочитал брать укрепленные города измором и часто, не добившись цели, в бессильной злобе опустошал окрестные сады и нивы. Напротив, войны Рамсеса II в Палестине превратились в непрерывное взятие приступом больших и малых крепостей. При том трудном положении, в котором египтяне оказались в Сирии-Палестине, фараон не мог тратить время на долгую осаду.

Под ударами египетского войска сдавались палестинские крепости и племена. Приморский Ашкелон на юге, Моав к востоку от Мертвого моря, Акка на финикийском побережье, Иеноам на границе с югом Ливана также упомянуты в списке Рамессеума. Итогом этих походов стало взятие Дапура.

Взятие Дапура, изображенное на стенах Рамессеума, Рамсес II считал одним из своих славнейших деяний.100 Он отводил этому подвигу второе место после битвы при Кадеше. Дапур, находящийся согласно египетским текстам “в стране Аммуру”, вероятно, к этому времени уже вошел в хеттскую империю, так как в некоторых источниках говорится о его местонахождении одновременно и “в стране Хатти”. Как обычно, приступу предшествовала битва на равнине под крепостью, а вскоре и она сама была взята, и к Рамсесу вышел представитель царя Хатти, ведя предназначенного в дар фараону тельца, в сопровождении женщин, несших сосуды и корзины с хлебом.

Фараон появился в Аммуру и на 10-м году правления. Это событие упоминается в тексте стелы в долине Нахр эль-Келб;101 не датированы военные кампании, изображенные на стенах Луксора102, Карнака103 и Абидоса.104 Среди рельефов Луксора упомянута военная кампания в регионе Моаба; также известно, что Рамсес воевал с шасу на юге Мертвого моря в районе Сеира, позже переименованного в Эдом.105 Впрочем, несмотря на большое число побед, “мировая” держава Тутмоса III полностью восстановлена не была: во всех начинаниях Рамсесу мешало царство Хатти, являясь опорой мелких князьков Сирии-Палестины. Может быть, что примирению соперников постепенно способствовало образование Ассирийской державы и связанные с этим опасения.106
   

80 Например, Бет эль-Вали, южная стена.

81 Kitchen K., The great biographical stela of Setau, viceroy of Nubia.// Miscellanea in Honorem J. Vergote, OLP 6/7, 1975-1976, p. 301.

82 Daneri de Rodrigo A., Further Notes on the War Reliefs at Aksha.// JSSEA 18 (1988), pp. 99-105.

83 KRI II, 102.

84 KRI II, 1.

85 Go tze A., Zur Schlaht von Qades .// OLZ 32 (1929), s. 834.

86 Edel E., KBo I 15+19, ein Brief Ramses’II. mi einer Schilderung der Kades schlacht. // ZA 49 (1950), s. 195-212.

87 Cм. Faulkner R.-O., The Battle of Kadesh. // MDAIK 16 (1958), s. 93-111; Gardiner A., The Kadesh Inscriptions of Ramesses II. Oxford, 1960; Kadry A., Some Comments on the Qadesh Battle. // BIFAO 81 (1981), pp.47-55; Fecht G., Das “Poeme” uber die Qadesch-Schlacht. // SAK 11, s. 281-333, 1984; Assmann J., Krieg und Frieden im alten Agypten: Ramses II. und die Schlaht bei Kadesch. // Mannheimer Forum, 1983-1984, s. 175-231; Ockinga B., On the Interpretation of the Kadesh Record. // CdE 62 (1987), pp. 38-48.

88 KRI II, 11.

89 KRI II, 22.

90 Перевод И.М. Лурье

91 Перепелкин Ю.Я. Древний Египет. // История Древнего Востока. Ч.II. Зарождение древнейших классовых обществ и первые очаги рабовладельческой цивилизации. - М., 1988. С.540.

92 KRI II, 131-133.

93 Перевод И.М. Лурье

94 Перепелкин Ю.Я., 1988. С.543.

95 Перевод М.А. Коростовцева.

96 Перепелкин Ю.Я., 1988. С.545.

97 Edel E., 1950, s. 212.

98 KRI II, 148-149.

99 Aharoni Y., The Land of the Bible. A Historical Geography. London, 1979, p. 81.

100 PM II, 154 (33-35); KRI II, 172-174.

101 KRI II, 149.

102 KRI II, 179-183; Kitchen Some New Light on the Asiatic Wars of Ramesses II. // JEA 50 (1964), pp. 47-70.

103 KRI II, 152-159; Gaballa G.-A., Minor war scenes of Ramesses II at Karnak. // JEA 55 (1969), pp. 82-88.

104 KRI II, 187-191.

105 Grdseloff B., Edom, d’apres les sources egyptiennes.// Bulletin N 1 des Etudes historiques juives. (1946), pp, 77-86; KRI II, 217; Helk W., Die Bedrohung Palastinas durch einwandernde Gruppen am Ende der 18. und am Anfang der 19. Dynastie. / VT 18 (1968), s. 477-478.

106 Vandersleyen, 1995. Vol.2. P.533.

(C) Солкин В.В., 2000

(C) Издательство "Алетейа", 2000

Материал предоставил: Солкин Виктор
  

<<Назад Содержание разделаДалее>>

Страница 5 из 14

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга