Главная страница

<<Назад Содержание разделаДалее>>

Страница 13 из 14

 
РАМСЕС II (ок. 1279-1212 гг. до н.э.)
   

Хронология правления

Принц Рамсес при Сети I

Начало самостоятельного правления

Семья Рамсеса II

Военная деятельность Рамсеса II

Дипломатия в Азии

Нубия при Рамсесе II

Триумвират городов

Рамсес II и Долина Нила: строительство и памятники

Религиозная политика

Вельможи двора Рамсеса II

Погребение Рамсеса II

Рамсес Великий и его наследие

Итоги царствования Рамсеса II

Рамсес Великий и его наследие в египетской традиции

Спустя тысячелетия после правления Рамсеса II он, и его сын Хаэмуас все еще жили в сакральной и народной традициях египтян. Культ Рамсеса II продолжали отправлять в Абидосе; он и его преемник Мернептах были глубоко почитаемы в Мемфисе. Весьма показательным стало наследие образа Рамсеса и его сыновей в сказаниях и легендах. В Фивах около 300 г. до н. э. жрецы Хонсу-определяющего-судьбу для поддержания авторитета их храма воздвигли в капелле бога массивную стелу, содержание которой было навеяно событиями седой старины — азиатскими походами Рамсеса II и его свадьбой с хеттскими принцессами. Текст рассказывает о том, как к фараону пришла делегация посланников царя страны Бахтан и, помятуя о том, что старшая дочь царя Бахтан Нефрура (сокращение от имени Маатхорнефрура, настоящей хеттской принцессы), стала когда-то супругой фараона, попросили у Рамсеса II помощи египетских мудрецов: младшая дочь царя Бахтан, госпожа Бентреш была тяжело больна. По приказу фараона в страну Бахтан был отправлен мудрец Джхутиемхеб. “Прибыл сведущий в Бахтан. Он застал Бентреш в состоянии одержимости духом, он распознал это и врага, с которым можно сразиться”.252 Царь прибег к помощи оракула, и вскоре в Бахтан отправилась статуя бога Хонсу-определяющего-судьбу, который считался изгоняющим болезни и злых духов.

“Этот бог прибыл в Бахтан по истечении года и пяти месяцев. И предстал пред Хонсу-определяющим-судьбу правитель Бахтана вместе с войском своим и чиновниками своими, и пал он ниц, говоря: “Войди ты к нам, будь ты к нам благосклонен, сообразно желанию царя Верхнего и Нижнего Египта Усермаатра Сетепенра!” И пошел бог к месту, где находилась Бентреш, сотворил он для нее магическую защиту, и выздоровела она тотчас. И сказал пред Хонсу-определяющим-судьбу-в-Фивах этот дух, который был с ней: “Добро пожаловать, великий бог, изгоняющий хвори. Бахтан — твой край, люди его — твои слуги и я — твой слуга. Пойду я в места, откуда я пришел, чтобы дать успокоиться сердцу твоему относительно того, что привело тебя сюда. Пусть распорядится твое величество о том, чтобы провести приятный день вместе со мной и правителем Бахтана!” Этот бог выказал согласие своему божьему слуге, говоря: “Пусть правитель Бахтана принесет пред этим духом великие жертвенные яства!”253

Хонсу торжественно возвратился в Египет, а к Рамсесу II посланниками царя Бахтана были принесены богатые дары. Таким образом, жрецы храма Хонсу обратились к сказаниям о былом для того, чтобы показать значимость своего божества в дни почитаемого всеми Рамсеса Великого.

Не менее значительное место в египетской традиции занимал и сын Рамсеса II, мудрец Хаэмуас, к имени которого традиция добавила прозвище Сатни. “Сказания о Сатни-Хаэмуасе”, состоящие из двух частей, — одно из самых известных египетских литературных произведений Позднего времени.254 Демотический текст первой легенды сохранился на папирусе длиной 102 см, найденном в Дейр эль-Мединэ в погребении коптского монаха. В 1865 году папирус был приобретен О. Мариеттом и с этого времени хранится в собрании Египетского музея в Каире. Датируется источник III в. до н э., т.е. относится к периоду владычества в Египте династии Птолемеев. Папирус разделен (что для Египта величайшая редкость) на пронумерованные страницы. Первые две страницы утеряны, но название “Сказания о Сатни”, начертанное на verso красными чернилами, сохранилось. Вторая легенда дошла на оборотной стороне папируса с документами административного содержания на греческом языке. Источник датируется I в. до н. э. и хранится в собрании Британского музея в Лондоне.

Текст “Сказаний о Сатни” уникален. Захватывая с первых строчек, он приближает читателя к проблеме взаимоотношений реального земного человека — принца Хаэмуаса и “мира запредельного”, населенного богами, духами, могущественными силами. Древний Египет, издревле считавшийся колыбелью тайной премудрости, страной магии, в “Сказаниях...” одаривает читателя целым “фейерверком чудес”, напоминая при этом об опасности профанирования сакрального знания. Бессилие человеческой воли перед волей божественной и могучими заклинаниями — “словами власти” при соприкосновении с тайной, несовершенство человеческого разума, истинный путь “научения” — вот основная тема произведения. Человеческое познание имеет пределы и границы. Все деяния, осознанно направленные на разрушение Маат, божественного порядка вселенной, пресекаются высшим разумом, хранящим космическую гармонию. Царский сын, не подготовленный к принятию божественных истин, ищет, подобно своему предшественнику Нанеферкаптаху, мудрость веков среди монументов предков в некрополе Мемфиса. Встретившийся с ним дух Нанеферкаптаха объясняет ему суть его заблуждения и советует обратиться к совсем другому источнику знания:

“... Ответил ему жрец: “Смеюсь (я, глядя как) читаешь ты надписи, в которых нет силы. Иди за мной, если хочешь познать истинное. Расскажу я тебе (о месте), где (хранится) свиток, написанный богом Тотом, его собственной рукой, в те времена, когда спускался он на землю среди других богов. (Есть) два речения в том свитке. (Скажи) первое — заворожишь ты небо и землю, горы и воды и мир загробный. Узнаешь ты речения птиц, тех, что в небесах, ползучих тварей, тех, что на земле, (увидишь) ты рыб в глубине, (когда) поднята над ними водная пучина. (Скажи) второе — в доме вечности (получишь ты силу) принять облик, (который имел) на земле. Увидишь ты, (как) солнце совершает свой путь в небесах в окружении богов, (как) лунный диск зарождается в высоте, (каков) звезд истинный облик”.255

Рассказ о наказании, понесенном Нанеферкаптахом за несвоевременное приобщение к высшей мудрости не останавливает сына Рамсеса II, и он чудом остается жив, так и не обретя желаемого посвящения в тайны богов.

Вторая сказка повествует о Хаэмуасе и его сыне, Са-Осирисе, на самом деле воплощении давно умершего волшебника Хора, сына Панеше, вернувшегося по воле богов на землю, чтобы спасти Египет от чар африканских колдунов. Исполнив свою миссию и показав приемному отцу суд Осириса в загробном мире, Са-Осирис исчезает. Взамен его боги даруют Хаэмуасу и его супруге настоящего сына.

Таковы были воспоминания египтян о былом величии и мудрости своей страны на рубеже нашей эры, когда “золотой век” Рамсеса Великого казался всего лишь легендой и мечтой исчезающей цивилизации.
   

252 Сказки Древнего Египта. Сост. Белова Г.А., Шеркова Т.А. - М., 1998, с. 58.

253 Ibid., c. 62.

254 “Сказаниям о Сатни” посвящен большой объем литературы: Spiegelberg W., Die Demotischen Denkma ler (CG) II, p. 88, pls. 44-47; Maspero G., Les Contes Populaires de l’Egypte Ancienne. Paris, 1882, p.145-82; Brunner-Traut, Alta gyptische Ma rchen. Du sseldorf-Cologne, 1963, s. 171-92. На русском языке тексты впервые были переведены И. Г. Лившицем (Лившиц И.Г. Сказки и повести Древнего Египта. - Л., 1979). Отдельная работа известного отечественного востоковеда Ю.П. Францова посвящена анализу произведений [Францов Ю.П. Древнеегипетские сказки о верховных жрецах// Советский фольклор. Т. 2-3. - М. - Л., 1936.].

255 В настоящее время новый перевод “Сказаний о Сатни” готовится автором к изданию в третьей книге серии “Сокровенное слово Востока” (Москва, “Алетейа”). “Книга Тота”, одно из самых загадочных произведений Древнего Египта долгое время приписывалась исключительно герметической традиции. Тем не менее, фрагменты этого уикального текста хранятся в музеях Парижа, Вены, Флоренции и Копенгагена. Наиболее полный и сохранившийся список, датируемый I в. до н.э. и происходящий из района Фаюмского оазиса, находится в египетском собрании Государственных музеев Берлина. Произведение представляет из себя диалог между богом Тотом и “Тем, кто возюбил знание”, mr-rx. Основная тема этого диалога смертного и бога мудрости - rx “знание”. Обсуждаются различные области знания - знание загробного мира, его топографии и обитателей, знание этики и благочестивого бытия на земле, знание сакральной географии Египта, знание тайных языков и вселенских загадок. Во второй части “Книги Тота” в диалог также вступает бог Осирис. Писец визуально подчеркивает поэтический стиль произведения постановкой каждого предложения в отдельную строку. Подобная литературная обработка характерна для древнеегипетской дидактической литературы. Плохая сохранность папируса, а также и сама речь бога Тота написанная высокохудожественным сакральным языком затрудняют реконструкцию и интерпртацию памятника. Начало текста утеряно. Памятник начинается с середины фразы Тота, говорящего о Первой главе Книги, посвященной мудрости священных животных, язык которых, будь то лай собак или крики коршунов понятен богу-творцу. Аналогия со “Сказаниями...” здесь несомненна. Далее Тот рассуждает о посещении “ищущим” “тайных покоев” загробного мира. Странник прсоединяется к ладье солнечного божества в его путешестви по Дуату, “принимая учение, да увидит он звезду, да познает он созвездия небес в ночи”. Ученик “познает Книгу-Того-Что-Внутри, Книгу Власти, Книгу Анналов, Книгу-Столба-Джед, Книгу Понимания, выпивает книгу Собрания Восхвалений и Книгу- Почитания-Их-Отца-Могущественного и он изучает Книгу Тайн и уясняет Восхваления, становясь посвящным в служители Тота” (В 3/13-3/15), испивая знание и тайные языки из “груди Мудрости”. В словах Тота содержатся упоминания легенды о возвращении в Египет грозной богини Сохмет-Тефнут [См. Липинская Я., Марциняк М. Мифология Древнего Египта. - М., 1983. С.114-120.] - поручении бога Ра Тоту, который в образе маленького павиана выполнил его с колоссальным трудом; тем самым он указывает ученику на терпение как на один из важнейших ключей к пониманию высшего знания. В нетерпении новопосвященнй спрашивает Тота, где же хранится самое важное знание: “Где же Книга? Где же место ее?” (B 4/12) На что бог дает восхитительный ответ: “Вот, море - свиток папируса, края его - заросли тростника... Плыви в нем, малыш... Но не совершай этого до тех пор, пока его Господин (т.е. Тот- В.С.) не позволит тебе плавать в нем...” (В 4/13-15) Повелитель мудрости сравнивает ученика с трудолюбивым пахарем на семи полях Тота, урожаем которого являются “знание и мудрость, предела которым никто не знает” (В 5/3), предостерегая его от несвоевременного проникновения в тайные покои: “...наполнены они углем раскаленным... Тот, кто приблизится к ним, не испытав жары до этого, сожжет там пальцы свои.” (В 5/4-6). Познающий восхваляет мудрость и горячо желает получить ее: “Открой же мне источник, источник познания, из которого смог бы я испить воду его сладостную. Вот, рот мой открыт, да нальют в него молока!” (В 6/5-7). Тот, смягчившись при виде стойкости ученика, дает ему желаемое. “Ты селал так, что я стал умудренным, я, молодой от рождения, - восклицает ученик, - ты дал мне значение пребывания в молоости” (С 4/20-21). - “Я воздам хвалы богу во имя тебя перед храмом Хесерет на праздновании Имхотепа перед Осирисом Нанеферхотепом” (В 8/1). Особенно здесь следует подчеркнуть связь происходящего с праздиком Имхотепа, мудреца, создателя пирамидного комплекса царя Джосера в Саккара (28 в. до н.э.), обожествленного и очень почитаемого в Поздее время. Получив посвящение, познающий описывает предвечную тьму загробного мира, где он борется с врагами бога Ра - змеем Апопом и его свитой, восхваляет Тота, знание Книги которого помогало ему в этой борьбе: “Я восхваляю тайны Тота... Я поднимаю руки мои (приветствуя - В.С.) wr wr wr - “триждывеликого” (B 9/1-9/7). Дальнейшее содержание папируса из Берлина пока еще не поддается интерпретации. Текст “Книги Тота” во многом восходит к традиционным текстам эпохи Нового царства - Книге Амдуат, Книге Двух Путей; однако форма диалога в подобных памятниках не встречается и “Книга Тота”, таким образом, является совершенно уникальной во всем своде древнеегипетской литературы о загробном мире. Некоторые детали текста намекают на возможное чтение фрагментов “Книги Тота” в храмовых ритуалах. Многие десятилетия роль древнеегипетской культуры в корпусе герметических текстов признавалась незначительной. Современные исследователи [См. Fowden G., The Egyptian Hermes. Princeton, 1986; Copenhaver B., Hermetica. Cambridge, 1992 ] придерживаются иной точки зрения. При тщательном анализе определенное сходство между формой и содержанием “Книги Тота” и герметических текстов не подлежит сомнению. Однако преимущество “Книги Тота”, как текста напрямую связанного с собственно древнеегипетской традицией очевидно. Полная публикция “Книги Тота” готовится в Германии. О предварительных результатах см: [Jasnow R., Zauzich K.-T. A Book of Thoth? // Orientalia Lovaniensia Analecta 82. Proceedings of the Seventh International Congress of Egyptologists. Leuven, 1998. PP.607-618.]

(C) Солкин В.В., 2000

(C) Издательство "Алетейа", 2000

Материал предоставил: Солкин Виктор
  

<<Назад Содержание разделаДалее>>

Страница 13 из 14

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга