Главная страница

<<Назад Содержание разделаДалее>>

Страница 4 из 11

 
СЕТИ I
(ок. 1291 - 1278 гг. до н.э.)

Семья Сети I

Военные действия в Сирии, Палестине и Ливии при Сети I

Нубийский поход Сети I

В поисках вселенской гармонии. Монументальные памятники Сети I

Абидос

Карнак

Поминальный храм в Курне

Реставрация памятников. Нижний Египет

Гробница Сети I

Окружение царя и древнеегипетское общество эпохи XIX династии

Дейр эль-Мединэ

В поисках вселенской гармонии. Монументальные памятники Сети I

Колоннада храма Осириса в Абидосе.
Колоннада храма
Осириса в Абидосе.
  
Увеличить
   

Каждый, кто хоть однажды побывал в Египте, невольно сталкивался с образом грандиозного, непоколебимого и, одновременно, роскошного храма эпохи Рамессидов. Современный человек восхищается гением и мастерством древних строителей, фараонами, по приказу которых храм был возведен или расширен. Гораздо реже вспоминают о настоящих хозяевах этих непостижимых “небес на земле” - богах, не понимая, что зачастую находятся в местах, доступных когда-то лишь немногим избранным. Обыкновенный египтянин видел лишь стену, окружающую храм, вход - сдвоенные башни - пилон, покрытый раскрашенными рельефами, перед которым возвышались золоченые обелиски и царские колоссы. Внутреннюю часть храма он мог видеть только в тот момент, когда массивные двери открывались перед процессией бога в дни праздника или перед царем. Обряды, совершаемые во всех храмах Египта во имя царя и процветания Египта и всех египтян, происходил в глубокой тайне от всех, во мраке святая святых. Храм был не местом публичного богослужения, он был обителью божества, его земной резиденцией, своеобразной моделью вселенной. Эта модель не просто отражала все основные аспекты микрокосма, но была действующим организмом, поддерживающим Маат - великий принцип вселенской гармонии, олицетворенный в образе крылатой богини - дочери солнца и ее атрибута - страусового пера. Здесь, согласно египетским представлениям, эманации божественных духов неустанно ежедневно и еженощно поддерживали жизнь во вселенной, не давая ей вернуться к состоянию изначального хаоса.

В эпоху Нового царства храм состоял из нескольких пилонов, открытых (перистильных) и крытых (гипостильных) колонных дворов и залов, построенных на единой прямой, завершающейся святилищем. Крыша храма, являвшаяся небом этого микрокосма, традиционно украшалась золотыми звездами и фигурами летящих коршунов, сжимающих в лапах кольца шен - символы вечности и бесконечности. Полы, соответственно, рассматривались как предвечный холм земли. Грандиозные колоннады дворов и залов имитировали первозданные заросли тростников, в которых родилось когда-то солнечное божество. Архитектура была на всем протяжении существования древнеегипетской цивилизации ведущим видом искусства, составляющим со скульптурой, рельефом и росписью нерасторжимое единство.

Все элементы храма, так или иначе, были символически связаны с элементами гармоничного устройства вселенной. Входной пилон символизировал ахет – “горизонт небес”, между холмами которого “восходит Ра”. На дверном карнизе пилона изображался крылатый солнечный диск - воплощение Хора Бехдетского, божества, повергнувшего восставших врагов Ра. Воды священного озера были воплощением вод Нуна - бесконечного предвечного океана, отца всех богов. Длинный путь процессии жрецов имитировал движение солнечной ладьи от пилона, часто ориентированного на восток через дворы и залы на запад, где в темноте скрывалось святая святых.

Святилище, или как его называли египтяне Сет Урет – “Великое Место”, это не просто центр всего комплекса и место для статуи божества, его зримого образа. Это храм внутри храма, сакральный центр микрокосма, символ предвечного холма земли, появившегося в начале творения, обитель Божественного Духа, сошедшего для воссоединения со своим рукотворным изображением. Фараон или верховный жрец ежедневно поддерживал образ бога: он ломал печать на закрытых дверях наоса, подносил к божественному лику символ бессмертия - Уджат - око бога Хора и статуэтку богини Маат. Статуэтка Маат воплощала в себе принцип локальной гармонии, и царь тем самым восстанавливал космическую гармонию, ибо “сердце богини Маат возлюбило его, и она возносится к богам в вечности”, воссоединяя локальный и вселенский миропорядок, провозглашая новое торжество вселенной над изначальным хаосом.

Храм становится воплощенным подобием “идеального мира”, перенося посредством молитвы и богослужения благодать божества на всю землю. Однако исполнение ритуала возможно только при соблюдении максимальной точности, как в священнодействии, так и в расчетах при сооружении храма. Тексты святилища восхваляют царя-строителя не столько за богатство и грандиозность творения, сколько за следование канону сакральной архитектуры: только в этом случае в строительстве храма будут участвовать сами боги, и он станет не просто моделью космоса, но живым организмом, поддерживающим миропорядок:

“Хвалы Богу Благому… сыну Ра, владыке диадем… возлюбленному Исидой великой, Матерью Бога, Оком Ра, Владычицей неба, Госпожой всех богов. Воздвиг он Дом Великой, подобен он горизонту небес… “Обитель-Систра-сешешет” (храм Хатхор в Дендере – В.С.) задумана царем Верхнего и Нижнего Египта, руками его воплощена, шнур для обмера ее держал он вместе с богиней Сешат. Украсил он “Обитель-Бьющей-в-Тамбурин” вместе с Птахом – работой, превосходной в вечности. Четыре угловых камня фундамента установлены Величеством бога Хнума и Тот отдавал распоряжения, говоря: “Высота совершенна, ширина точна”. Все устроено… согласно словам тайным Сиа, (бога мудрости – В.С.), согласно тому, что сказали ему предки об этом. Стены храма покрыты словами душ божественных, вырезанными великолепно, золотом на две трети защищенными, расцвеченными. Облик его подобен лучам солнечным и Сириус в небесах сияет напротив его святилища… (Вот, говорит) Госпожа душам божественным, что окружают ее, спутникам Величества своего, что рядом с ней: “Идите за мной и возрадуйтесь со мной в святилище… Она парит как богиня Мут во главе своей Эннеады, сердце ее воссоединяется со статуей ее… Она молит Ра за город свой в щедрости своего сердца…”26

Образ божества омывали священной водой, умащали благовониями, облачали в тончайшее полотно, окуривая его, произнося прославляющие молитвы, исполняя самые сокровенные песнопения:

“...Открыты, открыты двери святилища,
открыт, открыт наос в Обители.
Город в празднестве, Иуну в радости, Ипет Сут в счастье;
небеса и земля в ликовании...
Воспеваем бога великого, Амона-Ра, Господина престолов Обеих земель,
Амона, повелителя Ипет Ресет.
Аромат его окружает Зелень Великую (т.е. море),
Небеса и земля (полны) его красотой,
омытые золотом лучей его..”.27

Все приношения пищи, предложенные богу, также символизировавшие Око Хора, затем сжигались.28 В заключение утренней службы пол святилища посыпался чистым освященным песком, жрец запечатывал наос со статуей и уходил, пятясь и заметая свои собственные следы на песке особым веником.29

Другие многочисленные ритуалы и молитвы проводились все двадцать четыре часа в сутки. До нашего времени дошли многочисленные фрагменты различных сакральных текстов, использовавшихся во время богослужения. Один из таких “приветственных” гимнов исполнялся в Карнакском храме грозной богини Мут, владычицы Ишеру и отождествлял ее с другими египетскими богинями:

“Пробудись в мире, пробудись Пламя в мире;
да будет умиротворенным твое пробуждение!
Пробудись в мире, пробудись, о Нейт, в мире;
да будет умиротворенным твое пробуждение!
Пробудись в мире, пробудись, о Уаджет, в мире;
да будет умиротворенным твое пробуждение!
Пробудись в мире, пробудись, о Менхет, в мире;
да будет умиротворенным твое пробуждение!
Неутомимая, пересекающая пустыни, идущая полями...,
Да услышишь ты слова эти, произнесенные тебе царем..”.30

Помимо наоса – ковчега для статуи божества в святилище также располагалась и священная ладья, выполненная из кедрового дерева, золота и других драгоценных материалов. Нос и корма ладьи были украшены эгидами – скульптурными головами божества, обрамленными богатыми ожерельями усех. Эгиды магическим образом защищали культовую статую, покоящуюся в укрытом тончайшими тканями наосе, который находился в центре корабля. На носу ладьи в сопровождении Маат, под охраной стоящего сфинкса Туту – грозного божества, ослепляющего своим взором всех недоброжелателей, царь подносил к статуе сосуды со священным молоком. На подобных ладьях египетские божества “путешествовали” в мир во время крупных праздников.

Каждый храм был маленьким подобием государства внутри самого Египта. Под управлением “первого раба бога”, т.е. верховного жреца находились многочисленные жрецы различных категорий: второй, третий и четвертый пророки, собрание “божественных отцов”, главный херихеб и его подчиненные - жрецы-чтецы, следившие по свиткам за проведением церемоний и ритуалов, жрецы уабы – “очищенные”, служившие в храме два в сезона в году и посвящавшие третий свои собственным заботам. В храмовых обрядах участвовали - певицы бога, музыкантши бога, жившие в городе и лишь на время церемоний приходившие в обитель бога. Другие, более высокопоставленные жрицы, хенеретет, проводили в храме всю жизнь, подчиняясь великой жрице – “Супруге бога”.

Эпоха Сети I посвятившего всю свою жизнь делу восстановления религиозной культуры своей родины, стала значительной вехой в истории египетской сакральной архитектуры. Повсеместно восстанавливались храмы предков, сооружались новые святилище. Однако особое внимание Сети уделял двум великим египетским городам – Абидосу и Фивам. 

26

Один из посвятительных текстов из святилища птолемеевского храма Хатхор в Дендере приведен здесь в качестве примера условно. Века разделяют Египет Рамсесов и греко-римский мир; ввиду этого многие теологические аспекты культа сильно изменились, хотя основное содержание подобных гимнов осталось тем же. Более подробно см. Colin M.-E. Le Saint des Saints (ou Sanctuaire des Barques) du temple de Dendara a Travers ses Inscriptions Dedicatoires. // Hommages a Francois Daumas. Montpellier, 1986. Vol. I. PP.109- 131.

27

Gardiner A., British Museum Hieratic Papyri. London, 1935, vol. I, p. 96.

28

Kitchen K., 1982, p. 163.

29

Любопытно, что Омм Сети, описывая этот ритуал, отмечает, что “напоминание об этом обычае все еще сохранилось среди современных египетских крестьян, которые посыпают чистым песком порог дома, ожидая важного гостя”. См. Omm Sety, El-Zeini H. Abydos: Holy City of Ancient Egypt. Los Angeles, 1981, p. 95.

30

Benson M., The Temple of Mut in Asher. London, 1899, p. 314.

(C) Солкин В.В., 2000

(C) Издательство "Алетейа", 2000

Материал предоставил: Солкин Виктор
  

<<Назад Содержание разделаДалее>>

Страница 4 из 11

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга