Главная страница

<<Назад Содержание разделаДалее>>

Страница 5 из 11

 
СЕТИ I
(ок. 1291 - 1278 гг. до н.э.)

Семья Сети I

Военные действия в Сирии, Палестине и Ливии при Сети I

Нубийский поход Сети I

В поисках вселенской гармонии. Монументальные памятники Сети I

Абидос

Карнак

Поминальный храм в Курне

Реставрация памятников. Нижний Египет

Гробница Сети I

Окружение царя и древнеегипетское общество эпохи XIX династии

Дейр эль-Мединэ

Абидос

Знаменитый храм в Абидосе31 был посвящен семи божествам. Изначально его фасад имел семь дверей, от которых семь параллельных аллей через два гипостиля вели к семи сводчатым святилищам.

“Он (Сети I) построил это святилище для отцов своих, богов, пребывающих в “Доме Менмаатра”, воздвигнув для них священный Дом Великий (pr wr) в своем Доме Миллионов Лет”.32

Несмотря на то, что храм был возведен на священной земле Абидоса, традиционного центра культа бога Осириса, его центральное святилище было посвящено Амону. Однако этим лишь отдавалась дань значимости Амона-Ра, “царя богов”; в действительности, храм был посвящен Осирису. Справа от него находились святилища Абидосской триады: Осириса, Исиды и Хора. Слева в двух святилищах почитались Ра-Хорахте и Птах; последнее святилище предназначалось для отправления заупокойного культа самого Сети.

“Он (Сети I) воздвиг его для Осириса, пребывающего в “Доме Менмаатра”, построив для него храм, подобный небесам; Эннеада божественная подобна звездам в нем; его сияние на лицах (людей) как сияние горизонта, где Ра восходит каждое утро”.33

Сети I. Рельеф из храма в Абидосе.
Сети I. Рельеф из храма в Абидосе.
  
Увеличить
   

Здесь также почитались все обожествленные цари-предки Сети I. Две двери южнее вели в галерею, где находится знаменитый абидосский царский список: 76 картушей-имен царей предков, которым поклоняются сам Сети и наследный принц Рамсес.34 Этот список начинается с первого царя I династии, Менеса, завершаясь именем правящего фараона. Как уже упоминалось, это внимание к предкам очень характерно для начала XIX династии. Подражая отцу, Рамсес II позже приказал высечь идентичный список в своем собственном храме, возведенном также в Абидосе, к северу от комплекса Сети. Подобные перечни копировались и частными лицами: жрецом Чурои в его гробнице в Саккара, а также неизвестным автором самого полного списка - Туринского папируса.35

Аналогичного архитектурного решения храмового комплекса не существует во всем Египте. Вероятно, для египтян Абидос был настолько священным городом, что даже важнейшие боги страны были представлены здесь “паломниками”, обретшими свои обители в “Доме Менмаатра”. Когда-то многочисленные корабли и лодки, прибывавшие в Абилос со всех концов страны, подплывали к храму по каналу Ниф-ур, отходящему к святилищу от основного русла Нила. Между пристанью и храмом располагалась большая площадь, на западной стороне которой начинались известняковые ступени грандиозной двойной лестницы, ведущей к храму. Лестница упиралась в основание могучего первого пилона, имевшего десятиметровую толщину, перед которым были водружены массивные кедровые мачты с развевающимися флагами и две колоссальные статуи Сети. Поверхность пилона была украшена батальными сценами Рамсеса II: за одиннадцать лет правления Сети I не успел достроить многие свои памятники, и их возведекние было завершено лишь при его сыне. Руины пилона, основания статуй и многочисленные разрозненные блоки – это все что дошло до наших дней от былого великолепия. Во время праздников обитые медью колоссальные двери первого пилона открывались, и верующим был виден мощенный известняковыми плитами первый двор храма и не менее могучий второй пилон. Два портика со столбами украшали восточную и западную сторону двора. В поверхности пилона располагались четырнадцать ниш с осирическими статуями Сети. От них сохранились лишь три великолепные скульптурные головы царя. Стены двора покрывали ярко расписанные рельефы с батальными сценами Рамсеса II. В середине двора стояли две круглые каменные емкости для воды, диаметром в три метра каждая: как и мусульмане, древние египтяне совершали церемониальные омовения перед молитвой. В южной стене первого двора находился монуметальный проход, ведущий в колонный Зал Аудиенций. Кирпичные стены зала были покрыты побелкой и богато расписаны, на многогранных колоннах имелись надписи, прославляюшие царя и покровительствующих ему богов. В центре зала под открытым небом располагалась невысокая известняковая платформа, на которой стоял когда-то царский трон. Именно здесь принимал Сети вельмож двора и знатных паломников. Вокруг зала были построены многочисленные хранилища храма, и располагался храмовый сад.

Второй пилон и портик перед ним возвышается в настоящее время всего на 1.5 метра над поверхностью двора. В восточной плоскости пилона имеется девять ниш для царских статуй. В пилоне было два прохода – грандиозный центральный и малый в северной его части. На стенах украшавшего пилон портика, состоявшего из двенадцати квадратных столбов, сохранились интереснейшие изображения процессий принцев (южная стена) и принцесс (северная стена)– сыновей и дочерей Рамсеса II.

Второй двор “Дома Менмаатра” был также вымощен известняком и имел площадь более тысячи шестисот квадратных метров. На стенах второго двора, более священного из-за своей приближенности к святилищам, сцены военных походов Рамсеса сменились изображениями священнодейств Рамсеса перед различными божествами. Здесь он почитает Осириса, Исиду и Хора – свяшенную семью Абидоса, а также совершает возлияния перед статуей своего покойного отца Сети.

В южной стене этого двора когда-то находилось “Окно явлений” – подобие балкона, с которого царь и члены его семьи награждали за какие-либо особые заслуги сановников, буквально осыпая их золотыми украшениями. Особое место среди даров занимали так называемые шебиу – “золото чести” - ожерелья из нанизанных на проволоку золотых дисков. Об одном из таких событий эпохи царствования Сети I рассказывают тексты и изображения “Стелы Ожерелий” - памятника, воздвигнутого в честь вельможи Хормина, управляющего гаремом царя. В то время как фараон высовывается из “Окна явлений” и обращается к Хормину с милостивой речью, два жреца одевают многочисленные шебиу на сановника, в восхищении и трепете поднявшего руки к небу. Между балконом и фигурой вельможи находится столик, заполненный ожерельями, браслетами и другими предметами роскоши.
 

В западной части второго двора расположена небольшая платформа, на которой стоят двенадцать прямоугольных столбов, высотой 7,6 м, поддерживающие крышу портика. Поверхности столбов и стена за ними были украшены великолепными врезанными рельефами также при Рамсесе II. В северной части портика находится сохранившее исконный цвет изображение Рамсеса перед Осирисом: увенчанный синим боевым шлемом хепреш, царь держит в руках символ жизни анх и руку Хора - культовую курильницу в виде руки, на ладони которой имеется чашечка для углей и благовоний, а “локоть” завершается скульптурной головой сокола. Протягивая руку к божеству, царь произносит традиционную жертвенную формулу хетеп ди несу - “жертва, которую дает царь…” от имени бога Осириса, стоящего перед ним и обещающего взамен царю повергнуть “все земли и иноземные страны восставшие под сандалии его”.36 На каждой из четырех плоскостей столбов портика сохранились замечательно выполненные рельефные изображения Рамсеса в объятиях богов и богинь. На сценах двенадцатого столба присутствует и обожествленный Сети I. Благодаря воссозданной в 1952 году крыше, эти сцены хорошо сохранили свои яркие цвета, однако, несмотря на высокое качество исполнения, не выдерживают сравнения с уникальными композициями, выполненными внутри храма мастерами Сети I.

Обожествленный Сети I в образе Осириса. Рельеф из храма в Абидосе.
Обожествленный Сети I
в образе Осириса.
Рельеф из храма в Абидосе.

Увеличить
   

Через центральную дверь в портике открывается проход в первый гипостильный зал храма. На обеих сторонах дверного проема вырезаны гигантские фигуры Осириса, владыки Абидоса, перед которым возжигает курильницу царь. Здесь кончается мир профанный и стирается тонкая грань, отделяющая мир человеческий от божественной вселенной, заключенной внутри храмовых стен. Двадцать четыре колонны, расположенные по двенадцать в два ряда, имитируют закрытые бутоны папируса. Потолок первого колонного зала, покрыт изображениями коршунов богини Нехбет, распростерших свои крылья, словно защищая это священное место. На массивных блоках архитравов выписаны имена Сети и его сына Рамсеса. Проникая сквозь квадратные отверстия в потолке, солнечные лучи скупым призрачным светом освещают рельефы тончайшей работы, покрывающие каждый сантиметр стен зала. Рельефы на восточной стене, образованной чередой дверей и столбов между ними, разделены на три регистра: внизу коленоприклоненные божества Нила приносят на жертвенниках богатые дары щедрой египетской земли. В верхних регистрах Рамсес предстает перед различными божествами, среди которых особое место занимают церемониалы хеб-седа – праздника возрождения жизненных сил царя. Фараон предстает перед Сокаром – древний бог мемфисского некрополя и его священной ладьей Хену, Птахом, владыкой искусств и ремесла, Амоном. Перед Осирисом с помощью богини счета и архитектуры Сешат царь совершает обмер земель и производит закладку храма. Хор и Тот совершают ритуальные очищения царя на рельефах северной стены, омывая его из золотых сосудов хес священной водой. Потоки, симметрично ниспадающие по двум сторонам от царской фигуры, традиционно представлены в виде “цепей”, состоящих из знаков Жизни и Владычества. Бог Упуат, “открыватель путей” вводит царя во храм, где его встречает Хатхор:

“Войди в мире, о Благой Бог! Владыка Обеих земель, возлюбленный Ра. Руки мои склоняются в почтении перед твоим прекрасным ликом, и ты наделен жизнью, здравием, процветанием…”37

На обращенных к сцарю руках Хатхор сохранились зигзагообразные линии иероглифов “вода”, одновременно передающих звучание согласной “н”. С одной стороны это означает, что руки богини церемониально чисты, а иероглифы “нн”, с другой стороны, составляют глагол nini – “почитать”. Очищенный царь подносит Осирису, исиде и Хору эмблему хенти – свиток папируса в золотом футляре с крышкой в виде головы сокола, укрепленном на постаменте вместе с фигуркой коленопреклоненного царя. Этот ритуал означает, что фараон отдает в полноправное владение богу сам храм и все дарованные ему земли, хозяйства и богатства.

На столбах западной стены, между которыми находятся семь проходов во второй гипостильный зал, царя, земное воплощение Хора, кормит грудью великая богиня Исида. Здесь же Хор коронует своего преемника на престоле царей, а Исида протягивает ему священные символы – змею-урея, ожерелье менат и систр. Осирис-Анеджти, одна из ипостасей владыки “Дома Менмаатра” вручает фараону эмблему миллионов лет царствования. Амон-Ра, его супруга Мут, Ра-Хорахте и Хатхор приветствуют царя и милостиво принимают его жертвы – священное полотно, благовонные масла. Как равного принимают своего земного наследника Птах, владыка Мемфиса и его грозная супруга - львиноголовая Сехмет. В глубокой тьме ночи бог-гончар Хнум, изображенный на южной стене зала, создает физическое тело Рамсеса, в то время как Птах расписывает сотворенную фигурку “красками жизни”. Исида прижимает к себе родившегося на свет младенца, с любовью касаясь благовонными пальцами кончика его подбородка. Чуть поодаль четыре воплощения кормилицы-Хатхор питают подросшего ребенка своим чудодейственным молоком.

Семь дверных проемов, открывающиихся во второй гипостильный зал, расположены в точном соответствии с семью дверями в фасаде храма и семью сводчатыми святилищами, задапющими все неповторимое своеобразие “Дома Менмаатра”. Восточные карнизы всех дверей второго колонного зала украшены солнечными дисками, обрамленными фигурами двух уреев, увенчанных коронами Нижнего Египта – с севера и коронами Верхнего Египта – с юга. Такое невероятное внимание к мельчайшим деталям стало одной из важнейших характеристик изобразительного искусства эпохи Сети I. На нижней части каждого из шести столбов, разделяющих проходы, изображен ибисоголовый бог Тот в сопровождении персонификациями слуха и действия пищущий на каменной плоскости столба благие пожелания “миллионов лет в жизни и благополучии для Владыки Обеих земель, Менмаатра, которому дана жизнь”. Согласно посвятительной надписи Сети, высеченной на косяках проемов, они когда-то закрывались дверьми из кедрового дерева, покрытого пластинами электрума.

К счастью, Сети I успел завершить всю отделку второго гипостильного зала и прилегающих к нему святилищ. Эти уникальные рельефные композиции по праву считаются выдающимися и непревзойденными шедеврами египетского искусства. Здесь, благодаря удивительному таланту многих художников высочайшего уровня воплощалась основная цель всех творений Сети: вернуть утерянные в эпоху реформации божественный смысл и предписанную предками точность в искусство. При этом, мастерам удалось почти что невероятное: возвратив ортодоксальность в сюжеты и детали образов, они сочеталии ее с лучшим, что открыли художники Амарны – грациозностью фигур, мягкостью контуров лиц, утонченной пластичностью форм. Особо следует отметить и точность при передаче портретных особенностей лица самого Сети.

В восточной части зала двадцать четыре колонны в форме бутонов папируса поддерживают потолок. Полы западной части зала поднимаются на 55 см выше; на образовавшемся возвышении воздвигнуты еще двенадцать колонн с круглыми стволами, лишенные капителей. Характерная особенность храма в Абидосе, строившегося на гористой, возвышающейся в западном направлении почве – в отличие от других храмов, где по мере продвижения к святилищу понижался уровень потолков, здесь, повышался уровень пола, в то время как потолки оставались на прежней высоте.

Рельефы на восточной стене зала, образованной, как и прежде столбами и дверными проемами в общих чертах повторяют убранство первого гипостиля; здесь становится ясно, откуда мастера Рамсеса заимствовали большую часть сюжетов. Однако, здесь все же есть уникальные сцены: Сехмет преподносит Сети лотос и папирус – символы Верхнего и Нижнего Египта; в знак признательности царь воскуряет благовония ей и ее супругу Птаху. На другом столбе фараон совершает возлияния перед Исидой, сотрясающей систр. К сожалению, некоторые рельефы этой стены были практически уничтожены огнем.

Восхитительные композиции на северной стене видимо из-за смерти царя не были раскрашены, однако благодяря этому видно все совершенство их моделировки: коленопреклоненный Сети простирается перед Амоном и Мут, возжигает благовония и совершает возлияния перед Осирисом и Хором. Следующая сцена особенно хороша: пять богинь почитают Осириса, Великого Владыку Вечности, восседающего на троне. Маат, богиня гармонии, увенчанная страусовым пером и Ренепет, богини года, стоят перед богом. Позади Осириса – Исида, нежно поддерживающая его под локоть и касающаяся другой рукой плеча супруга; за Исидой – Аментет, персонификация Запада и царства Осириса, а также Нефтида. Все богини одеты в прекрасные одеяния, украшенные тончайшими сетками из бус. Неподалеку находится и уникальное изображение столба джед – символа самого Осириса и его возрождения к жизни. Столб имеет человеческие глаза и увенчан парадной короной хену; на головах поддерживающих джед снизу двух фигурок Сети – красная корона Нижнего Египта в знак того, что это северная часть зала. Напротив, на южной стене, две фигурки Сети, поддерживающие аналогичный символ, увенчаны белыми коронами Верхнего Египта.

Центральное место среди изображений верхнего регистра, западнее пилястра занимает большая сцена, на которой Сети показан коленопреклоненным и получающим царские скипетры и меч хепеш, символ победоносной войны, из рук бога Хора. Исида восседает на престоле позади Хора, а еще одна богиня, имя которой не сохранилось, стоит за фигурой царя и держит в руке пальмовую ветвь – эмблему многих лет царствования. Художник едва начал расписывать рельеф: кирпично-красным цветом покрыты верхние части фигур Хора и Сети, золотисто-желтым – богинь. Однако ниждяя часть композиции так и осталась нерасцвеченной: вероятно, причиной этому послужила кончина царя. По каким-то неведомым нам причинам Рамсес, продолживший строительство храма, не завершил роспись рельефов, созданных художниками отца. Нижняя сцена на востоке этой стены, наверное, одна из самых известных в храме; сложно найти книгу по египетскому искусству, где бы ее не было: Сети преподносит маленькую статуэтку Маат Осирису. Надпись рядом гласит: “Приношение Истины Владыке Истины”.38 Фигура царя преисполнена величия и изящества. Складывается ощущение, что складки его льняного одеяния, высеченного в известняке, окажутся мягкими на ощупь. Короткий военный передник, столь популярный среди царей - Рамессидов, едва прикрывает колени Сети. На голове фараона – военный шлем хепреш.

Западная стена второго гипостильного зала, как и ранее, состоит из плоскостей шести столбов и семи дверных проемов, ведущих в святилища. В центре каждой плоскости здесь имеется ниша, на стенах которой сохранились рельефы, показывающие Сети поклоняющимся тому или иному божеству. Поверхность внутренних “потолков” ниш украшена желтыми пятиконечными звездами на синем фоне, имитирующими ночное небо. На перемычках ниш имеются надписи прославляюшие деяния Сети и изображения крылатых солнечных дисков – эмблем Хора Эдфусского, великого защитника Египта. Над нишами расположены колоссальные сцены, показываюшие Сети между двумя божествами. Ниже, по сторонам от каждой ниши находятся меньшие композиции, представляющие царя и какое-либо божество. Фараон полноправно присутствует здесь среди богов: Хор и Исида даруют ему стебли геральдических лотоса и папируса; его приветствует “открыватель путей”, волкоголовый Упуат; Амон-Ра в присутствии Осириса протягивает ему царские скипетры; Исида держит его на коленях как своего полноправного сына; лунный бог Хонсу прпотягивает ему символы жизни и процветания; великая небесная госпожа Мут, супруга Амона, кормит его своим божественным молоко, нежно обняв одной рукой за шею. В свою очередь, Сети, преклонив колени перед Амоном-Ра, протягивает ему в руке птицу рехит, символизирующую весь египетский народ. Перед геральдической сикоморой Ишед преклоняет колени Сети, в то время как Ра-Хорахте записываает тростниковым каламом его имя на один из листиков священного дерева, хранящего в своей кроне имена всех царей Египта “от начала времен”.

В западной части южной стены зала находятся двери, ведущие в зал Сокара и знаменитую “Царскую галерею”. Рельефные композиции на этой стене, посвященные заупокойному культу Сети очень плохо сохранились.

Как уже упоминалось, из второго гипостильного зала открывались проходы в семь святилищ со сводчатыми потолками. Шесть святилищ прежназначались для ежедневного культа абидосской триады, Амона-Ра, Ра-Хорахте и Птаха, в то время как седьмое было посвящено самому обожествленному Сети. В этих святая святых находились культовые статуи, в которые во время службы вселялись духи божеств. Каждое святилище, освещавшееся только благодаря двум маленьким прямоугольным отверстиям в крыше, разделялось когда-то на две части деревянной позолоченной перегородкой, увенчанной фризом из уреев. В передней части помещения находилась священная ладья божества, в глубине, за перегородкой – культовая статуя. В западной стене каждого святилища, за исключением посвяшенного Осирису, находится большая песчаниковая ложная дверь, открывающая пути в иной мир; через нее внутрь проникал дух божества.

Первое с севера святилище храма было посвящено Хору. Сильно поврежденные изображения на северной стене помещения рассказывают об эпизодах божественного культа: Сети ломает глиняную печать на двери золотого наоса, в котором находится величественная статуя Хора, увенчанного короной атеф. Царь открывает двери, омывает статую водой и благовониями, простирается ниц перед божеством; здесь же он возжигает благовония перед золотой священной ладьей Хора, нос и корма которой украшены эгидами с головой сокола. Сцены южной стены показывают, как фараон рассыпает по полу святилища чистый песок, жертвует Хору благовония, скипетры, одевает на статую бога короны и вновь возжигает благовония перед священной ладьей. Восточная стена сохранила образы Сети, дарующего Хору “благовония севера” и “благовония юга”. Церемония завершена и царь, изображенный к югу от дверного проема, покидает святилище, унося с собой сосуд для возлияний и заметая свои собственные следы.

На рельефе у входа в святилище Исиды богиня Сешат выписывает благие пожелания царю; здесь же дверной проем фланкируют две сестры – богини Мерт. Они обе преклонили колени на знаках “золота” и протягивают свои руки к картушам царя. С севера показана Мерт Нижнего Египта, с юга – Верхнего.

К сожалению, внутри святилище сильно пострадало от пожара. Практически не сохранились изображения на южной стене. Изображения северной стены аналогичны рельефам из святилища Хора, однако, здесь они еще более совершенны и красивы.

Важнейшая часть “Дома Менмаатра”, святилище Осириса сохранило восхитетельную раскраску своих рельефов несмотря на века и фанатизм ранних христиан, уничтоживших столько восхитительных памятников древности. Здесь они сбили и вырезали почти все божественные лики царя и богов, в ярости безумцев бросаясь с киркой на шедевры искусства, словно чувствуя их нетленность.

На рельефе к северу от двери Сети возжигает благовония перед Осирисом и Упуатом. Осирис представлен здесь как живой бог, а не в обычной для его изображений мумифицированной форме. Здесь же царь предстает перед Осирисом и Исидой; удивительный по своей красоте и нежности лик богини, к счастью, уцелел и она, верная супруга и любящая мать, смотрит на Осириса с мягкой меланхоличной улыбкой, словно вспоминая все те беды и горести, которые они разделили вместе, но все же преодолели.

Нешмет, священная ладья Осириса показана в верхнем регистре стены. На ее носу помещено портретное изображение Осириса, корма завершается цветком лотоса. Сети совенршает перед ней возлияние и держит перед собой зажженную курильницу.39 Западная стена святилища Осириса отличается от остальных: Вместо “ложной двери” здесь расположен массивный дверной проем, ведущий в другие залы и святилища, известные как “Осирический комплекс”. Рельефы южной стены святилища сохранили уникальную сцену поклонения царя Та-ур, “Великой Земле” - священному штандарту Абидоса. Штандарт состоит из древка и некого кругловерхого цилиндрического предмета, увенчан солнечным диском, уреями, перьями и установлен в прямоугольной подставке. Внизу его подпирают фигуры двух львов. На верхней плоскости подставки находятся маленькие серебряные и золотые фигурки царя; четыре из них поддерживают руками древко, другие, преклонив колени, подносят штандарту священные сосуды ну. По углам подставки расположены уреи, а по центральной оси – два шакала. Вероятно, штандарт Та-ур символически представлял собой голову бога Осириса, похороненную в Абидосе.40 Рядом со штандартом показаны меньшие эмблемы богов и богинь, участвовавшие в торжественных процессиях; среди них есть и большой золотой скипетр хереп. Таким скипетром прокалывали приношения для посвящения их в храм; иероглифически знак хереп означает “первенствовать” или “руководить”. Согласно надписи, сопровождающей рельеф из храма, здесь скипетр представляет собой самого бога Тота, одним из эпитетов которого был “Предводитель богов”: “Тот, предводитель богов, дает он все здравие, все счастье сердца”.41 Ниже сохранились прекрасные сцены, на которых Сети жертвует золотое ожерелье Осирису. Исида стоит за супругом и руками, переходящими в огромные крылья, защищает его с обеих сторон.

Несмотря на то, что весь храм был посвящен Осирису, Амон-Ра, царь богов и Верховный бог египетского царства почитался в Абидосе в центральном святилище, расположенном напротив главного входа в “Дом Менмаатра”. Рельефы этого святилища также прекрасно сохранили свои цвета. Сам Амон-Ра на изображениях проявляется в двух формах: в обычной форме живого божества с плотью небесного, голубого цвета, в ступообразной короне, увенчанной высокими соколиными перьями, а также в виде итифаллического бога Мина Камутефа.

Прекрасные рельефные сцены расположены на северной стене святилища Амона-Ра. Весь верхний регистр отдан под изображения Усерхетамон – священной ладьи бога и двух других ладей, принадлежащих супруге Амона – Мут и их сыну – Хонсу. В нижней части стены Сети стоит перед Амоном-Ра в одеянии жреца херихеба, совершает ритуал известный под названием “возложение рук на Бога” меред статуей Амона-Мина, а затем снимает со статуи мумифицированного бога бахромчатый покров.

Ложная дверь занимает большую часть прекрасно сохранившейся западной стены святилища. Как и в других святилищах, она выполнена из песчаника и имеет форму сдвоенного слепого дверного проема, над которым расположено резное ажурное “окно”. Все сооружение увенчано карнизом из уреев. Верхние углы “окна” закруглены и снабжены “защитой” в виде двух знаков “Око Хора”, из которых выползает урей. Здесь же, под изгибом с каждой стороны, царь в виде сфинкса восседает перед своим картушем. Затем следуют две прямоугольные панели с изображениями Хеха – бога вечности, коленопреклоненного на знаке “золото”. На центральной панели “окна” причудливо вырезаны тронные имена царя. Двойная надпись на притолоке, расходящаяся из центра в стороны, содержит имена и титулы царя, “возлюбленного Амоном-Ра”. Две “двери” разделены рамой, в центре которой расположен скипетр в виде папируса, увенчанный уреем в короне. В верхней части “дверных плоскостей” имеются крылатые солнечные диски и изображения циновки-жалюзей, состоявших из пальмовых веток, связанных веревками. Такие циновки сворачивались в случае ненадобности в рулон над дверью; такие рулоны сохранилисьы почти на всех “ложных дверях” в мастабах Древнего царства. В центре каждой “двери” имеются изображения Сети, подносящего священное вино Амону-Ра.

Декорировка следующего святилища, посвященного Ра-Хорахте, никогда не была закончена и кисть художника так и не коснулась прекрасно выполненных рельефов. Здесь изображены разнообразные формы, под которыми египтяне мыслили солнечное божество. К северу от дверного проема Сети возжигает благовония перед антропоморфным богом, увенчанным большим солнечным диском. Надпись именует его как “Атума-Хепри”, т.е. комбинированную форму Вечернего и Утреннего проявлений Солнца. На северной стене царь поклоняется Ра-Хорахте, представленному в виде божества с телом человека и головой овна. Особый интерес вызывает изображение на западной части стены. Это божество именуется как “Ра-Хорахте-Хепри” и “представляет в своем едином облике трех богов: человеческая фигура – это Атум, воплощение Вечернего Солнца; солнечный диск на его голове – это Ра, Солнце в полуденном апогее; скарабей в центре диска – это Хепри, бог Утреннего, восходящего Солнца.

Священная ладья Ра-Хорахте это действительно “Солнечная ладья”, следующая классической форме, известной еще с Древнего царства. Сидящий на платформе, расположенной на носу, бог Шу поддерживает руками иерглифический знак “небо”, на котором покоится солнечный диск. Рядом, но уже на самой ладье стоят две богини, держащие солнечный диск на вытянутых руках; перед ними бог Тот в образе павиана держит Око Хора. Традиционные фигуры царя расположены перпед и за центральным наосом. Два воплощения бога Хора управляют рулевыми веслами ладьи. Корма корабля завершается массивным ожерельем усех, в которое вмонтированы два изогнутые назад рога. Особого упоминания заслуживают два сфинкса, показанные около постамента ладьи. Знак в виде двух поднятых рук на их головах и сопровождающие надписи говорят, что это – Ка Ра-Хорахте и Атума, или их духовные двойники.

Сцены нижнего регистра также поражают своей тонкостью и изяществом. К северу от ложной двери царь снимает одеяния с великолепной статуи богини Хатхор; в южной части эта церемония совершается со статуей богини Иусат. Изображение священной ладьи на северной стене сильно повреждено, но, видимо, было аналогично ужу упомянутому северному. В нижнем регистре потрясающих рельефов на южной стене Сети протягивает скипетры и браслеты Ра-Хорахте, который взамен, подносит к носу царя символ вечной жизни анх. За Солнечным божеством стоит богиня Иусат; здесь же Сети возлагает короны на голову бога Атума.

Фрагмент рельефа с изображением коронации Сети I. Абидос.
Фрагмент рельефа с изображением коронации Сети I. Абидос.
  
Увеличить
   

Как гласит посвятительная надпись, кедровые двери в святилище Птаха, как и все другие в храме, были позолочены и покрыты электрумом. Само святилище прекрасно сохранилось и стало волей судьбы единственным в храме, не пострадавшим от пожара. Самая интересная рельефная сцена с изображением священной ладьи сохранилась в западной части северной стены. На носу судна расположены два столба джед. На столбах сидят увенчанные коронами два сокола с человеческими головами. Хорошо известно, что в египетской традиции в виде сокола с человеческой головой изображалась субстанция Ба или “душа”. В XVII главе Книги мертвых две идентичные птицы фигурируют в обрамлении двух столбов джед и упоминаются как “двойная божественная душа, обитающая в Джедду”.42 Под таким именем с глубокой древности почитались души “парных божеств” - Осириса и Ра, Хора и Сета, Шу и Тефнут. Тот же мотив птиц-душ на столбах джед вновь встречается в навершии штандарта, который держит в руках статуя Сети, изображенная рядом с ладьей. Соседняя статуя царя держит штандарт с навершием в виде львиной головы Сехмет, супруги Птаха.

Последнее, седьмое святилище, посвященное обожествленному Сети I, сильно отличается от остальных. Здесь нет изображений связанных с повседневным культом. Вместо них -–сцены коронации, фрагменты праздника хеб-сед и, как в гробничной часовне, изображения умершего сидящего перед жертвенным столом. В целом, это святилище предназначалось для отправления поминального культа царя и поддерживало память о нем в этом, столь любимом им храме. Посвятительный текст на двери говорит, что “он воздвиг его (храм – В.С.) как памятник для отцов своих, богов, что обитают в “Доме Менмаатра”.43

В нижней части внутренних косяков двери царь изображен в виде лежащего сфинкса; маленькая антропоморфная фигурка стоит перед ним и протягивает ему символ вечной жизни. На внутренней стене к северу от двери Иунмутеф, жрец возжигает благовония перед царем, в то время как маленькие верхнеегипетские богини Мерт на юге от двери протягивают к нему руки.

На северной стене святилища изображен жрец Иунмутеф, просящий за своего отца Сети перед девятью богами – Амоном-Ра. Мут, Хонсу, Ра, Шу, Тефнут, Осирисом, Тотом и Исидой. Здесь же сам Сети, увенчанный короной атеф восседает на престоле между богинями Нехбет и Уаджет – Обеими Владычицами Верхнего и Нижнего Египта, обнимающими своего сына-царя. Тот и Хор перевязывают у подножия его трона стебли лотоса и папируса в знак шема тауи – символ объединенного, подвластного ему Египта.

В верхнем регистре Монту и Атум вводят царя в его святилище. Сильно повреждена западная часть следующей сцены, на которой духи городов Пе и Нехен с головами соколов и шакалов несут сосуды для возлияний хереп навстречу царю. Нижний регистр рельефов этой стены занят сценой приношения даров обожествленному фараону. Сети сидит перед жертвенным столом, за ним стоит его Ка. На столе показаны жертвенные хлеба, а рядом – огромный перечень продуктов и формул, которые зачитывает жрец Иунмутеф при их подношении. Многие из использованных формул заимствованы из Текстов пирамид. На рельефе южной стены эти же формулы произносит бог Тот.

Священная ладья для статуи царя изображена в верхней части южной стены. Ее нос и корма увенчаны царскеими скульптурными головами, увенчанными коронами атеф. Рядом с ладьей стоят три статуэтки, изображающие самого Сети I, его отца Рамсеса I и его мать – царицу Сатра. Антропоморфный знак жизни анх несет перед ними царский штандарт. Бог Тот и жрец Иунмутеф возлагают перед ладьей обильные жертвоприношения.

В нижней части стены располагается грандиозная сцена одного из эпизодов церемонии хеб-сед. Духи городов Нехена и Пе с головами шакалов и соколов несут носилки в виде знака хеб - “праздник”, на которых восседает царь. Богини Верхнего и Нижнего Египта в виде увенчанных коронами змей обмахивают его опахалами. Перед носилками шествует, обернувшись к царю, Иунмутеф и антропоморфные знаки анх, уас и сенеб, держащие восемь священных штандартов. Верхний регистр рельефов стены занимает коронация Сети I, проходящая в присутствии Хора, Тота, богинь Нехбет и Уаджет.

Как уже упоминалось, проход из святилища Осириса ведет в так называемый “Осирический комплекс”. Это современное название дано нескольким помещениям и залам, расположенным в западной части храма за семью сводчатыми святилищами. Открывается “Осирический комплекс” большим прямоугольным залом, крышу которого поддерживают десять попарно стоящих колонн выполненных в виде стволов деревьев. Проходы в три святилища открываются в северной стене зала; напротив, в южной стене находится дверь в “Зал Статуй”, а из него – еще в три святилища. Стены большого зала были-когда-то богато украшены расположенными в два регистра рельефами. К сожалению, большая их часть была систематически уничтожена ранними христианами. Три маленькие, но великолепно декорированные святилища в северной части комплекса были посвящены Хору, Осирису и Исиде. В “Зале статуй” пять ниш в восточной и западной стенах были также когда-то покрыты рельефами, как и три следующие за ним святилища. Эта часть храма, использовавшаяся в средневековье в качестве каменоломни, очень сильно пострадала. Вероятно, именно здесь проходили особые церемонии, связанные с культом абидосских божеств. Согласно надписям на некоторых колоннах, эта часть “Дома Менмаатра” была им воздвигнута на руинах более древнего святилища, что подтверждается археологическими данными. По всей длине восточной и западной стен большого колонного зала когда-то шли особые каменные “скамьи” для приношений, практически полностью уничтоженные. О большой теологической значимости зала говрят сохранившиеся изображения: царь вместе с богиней Исидой умащают штандарт Та ур, цилиндрическая верхняя часть которого снабжена лицом Осириса, обрамленным тяжелым трехчастным париком; царь возжигает благовония перед богом Тотом, представленным в виде священного ибиса и скипетра хереп. Интересны сцены ежегодной церемонии воздвижения столба джед, именуемого здесь как “Осирис, священный столб Джед”. Здесь же встречается уникальное изображение бога нильских вод Хапи: обычно представлявшийся в виде дородного мужчины с женской грудью, он показан здесь с нормальным мужским телом и двумя гусиными головами. Надпись рядом гласит: “ Я даю тебе Нил во всем величии его, как Ра в день каждый”. Вероятно, речь идет о какой-то редкой ипостаси Хапи во время наивысшего подъема разлива реки. Сети поклоняется статуям Осириса, Исиды и Хора, стоячщим в большом золотом наосе, жертвует сосуды с вином богине рождений Хекет – огромной лягушке, восседающей на золотом постаменте, возжигает благовония перед Анубисом. На огромном золотом ковчеге возлежит в образе коровы богиня Шентаит – ипостась Исиды, покровительница погребальных пелен, богиня саркофага, в котором возрождается, согласно осирическому ритуалу, тело убитого братом бога. Сети возжигает перед Шентаит благовония, затем открывает двери наоса со статуей редкого божества “Мина-Хора, сына Исиды”, протягивает золотые сосуды для возлияний мемфисскому богу Мерхи, изображенному с головой быка.

Особого упоминания заслуживает сцена, расположенная на восточной стене зала: фараон преклоняет колени перед большим наосом и протягивает Осирису священный сосуд немсет. За Осирисом восседает на престоле в короне Верхнего Египта сам обожествленный Сети I; его имя “Менмаатра” выписано рядом без картуша. Таким образом, на одной и той же уникальной сцене царь показан живым и перешедшим в мир богов.

Сейчас мы с трудом можем судить о том, что было изображено на стенах “Зала статуй” и прилегавших к нему святилищ, однако с уверенностью можно сказать, что все рельефные композиции были посвящены таинственному зачатию Хора, сына Осириса и Исиды. В центральном святилище сохранилось потрясающая своей искренностью сцена оплакивания обнаженного тела Осириса Исидой, Нефтидой и царем. На рельефе расположенном рядом, Исида в образе соколицы парит над фаллосом лежащего Осириса и принимает в себя божественное семя, залог рождения Хора.

К счастью, декорировка трех северных святилищ “Осирического комплекса” практически не пострадала: в римскую эпоху, когда египетская религия стала угасать, численность абидосского жречества стала быстро падать, и немногие оставшиеся посвященные заложили кирпичом проходы в эти особые помещения, не использовавшиеся в ежедневных отправлениях культа.

Святилище, располагавшееся у восточной стены, посвящалось Хору. На рельефах царь совершает перед ним возлияния из золотого сосуда в форме символа анх,44 Исида представлят фараона своему сыну Хору, который протягивает Сети царские скипетры. Здесь же, на западной стене царь своими руками моет жертвенник Хора, возжигает благовония перед Осирисом и Исидой.

Центральное северное святилище принадлежало Осирису и обожествленному в обазе Осириса царю. На рельефах Хор омывает мумифицированного Осириса-Сети священной водой из строенного золотого сосуда хес. В руках царя скипетр и плеть, на голове – сложнейшая корона, в основу которой лег высокий головной убор Амона-Ра: на ступообразной основе установлены рога быка, поддерживающие солнечный диск и два соколиных пера; две пары уреев, также увенчанных перьями и солнечными дисками, выползают со вторых, горизонтальных бараньих рогов, в то время как две аналогичные пары, увенчанные только солнечными дисками, свисают с этих рогов. Видимо, художник хотел таким образом уподобить Сети как Амону-Ра, божеству солнечному, так и Осирису, божеству хтоническому. Перед царем на прямоугольной подставке стоят четыре духа, сыновья Хора. Тот в одеяних жреца херихеба протягивает мумифицированному царю символ жизни, сжимая в другой руке геральдические папирус и лотос. За царем показаны маленький сокол, восседающий на знаке серех – символе царского дворца и эмблема царского Ка. Хор, взяв Сети за руку, подводит его к Осирису, за которым стоит Исида. Рядом жрец Иунмутеф в сопровождении звенящей систром Исиды возжигает благовония перед обожествленным царем.

Третье и самое красивое из северных святилищ было посвящено Исиде. Здесь Сети возжигает благовония перед Осирисом и Исидой, которая обнимает супруга со словами “две руки мои – вокруг тебя, и я обнимаю красоту твою”.45 Обращаясь к царю, великая богиня говорит:

“О, сын мой, Владыка Обеих земель, Менмаатра, удоволено сердце мое тем, что сделал ты. Радуюсь я, когда вижу памятники твои и даю тебе всю власть”.46

Фараон совершает перед великой богиней, “матерью бога” возлияния, подносит ей многочисленные дары и возгжигает благовония. Рядом Исида в сопровождении Хора протягивает ему символы миллионов лет правления. Завершая обзор северных святилищ, отметим, что при детальном рассмотрении все выполненные со столь потрясающим искусством лица богов на самом деле являются идеализированными портретами самого Сети I, а лица богинь – его матери, царицы Сатра.

Еще один важный комплекс помещений “Дома Менмаатра” – зал Сокара, мемфисского бога мертвых, и примыкающие к нему два святилища. Вход в зал Сокара находится в юго-западном углу второго гипостильного зала. Внешняя поверхность стен у дверного проема входа украшена сценами предстояния царя перед Сокаром и Нефертумом, мемфисским богом растительности. Сам Сокар, бог с головой сокола, увенчанный короной Верхнего Египта и двумя перьями, встречает царя на западной стене прохода, как бы “выходя” из святилища навстречу Сети.

Уникальные рельефы на стенах зала Сокара никогда не были раскрашены; однако их значимость для всего храмового комплекса в Абидосе чрезвычайно высока, так как именно здесь встречаются уникальные синкретические изображения богов, не встречающиеся в другимх храмах Египта. Восточная, северная и южная стены покрыты двумя регистрами рельефов, в то время как почти всю западную стену занимают двери в сводчатые святилища Сокара-Осириса и Нефертума. Вероятно, в первоначальный план архитектора входила постройка и третьего святилища, посвященного богине Сехмет, однако позже на его месте был построен так называемый “западный коридор”, ведущий к западной оконечности теменоса храма.

На северной стене зала Сокара сохранилось великолепное изображение ладьи Хену, священного судна этого бога. Рядом Сети жертвует Сокару сосуд с молоком и хлеб конической формы, из сосуда немсет наливает воду в сосуды с цветами лотоса и папируса. Царь преподносит божеству мясо быка и орикса, посвящает ему светильники на высоких подставках. В южной стене зала имеются четыре богато декорированные ниши для жертвоприношений. Над каждой нишей помещен крылатый солнечный диск, под которым находятся два ряда надписей, содержащих имена и титулы царя-строителя. На изображениях внутри ниш Сети преподносит благовония и жертвоприношения Сехмет, Нефертуму, Сокару, некоторым другим мемфисским божествам. Бесчисленные жертвы предлагает царь Нефертуму и Сокару на рельефах восточной стены. На узком фрагменте западной стены зала, между проходами в святилища, сохранилось великолепное изображение столба джед. Священный символ увенчан головой Осириса, изображенной в фас, что является величайшей редкостью для древнеегипетского искусства. На голове божества – сложный убор состоящий из рогов, уреев, двух пар страусиных и соколиных перьев и солнечного диска.

К сожалению, святилища Сокара-Осириса и Нефертума сильно пострадали от пожара, разразившегося когда-то в храме. Первое из них изобилует жертвенными формулами, заимствованными еще из Текстов пирамид. На северной стене царь подносит священные сосуды из красной глины к антропоморфному Птаху-Сокару, восседающему на троне вместе со своей грозной супругой Сехмет. Неподалеку изображены сокологоловый Сокар и два сокола – “Хор, тот, чтио в своей ладье” и “Исида, та, что в его (Хора) ладье”. Следующая сцена показывает Осириса, оживленного Исидой на одну ночь для зачатия Хора. Бог возлежит на ложе, и, словно только что пробудившись, подносит к лицу левую руку, правой сжимая фаллос. Исида помогает ему поднять голову, а божественная суть еще не зачатого Хора стоит в ногах ложа Осириса. Под ложем стоят фигурки четырех Сыновей Хора и изображения царя. Все фигуры на этой сцене находятся в ковчеге, именуемом “Сокар-Осирис, тот, что в своей ладье”. Рядом восседает богиня Нут, необычно изображенная в виде богини Таурт - беременной самки гиппопотама, охранительницы детей и женщин. Она сидит на корточках и держит в руках огромный нож для уничтожения злых духов.

В верхнем регистре рельефов на южной стене святилища изображены три безымянных духа, сидящие как бы в воздухе, без тронов и сжимающие в руках ящериц и змей. Перед ними шествуют богиня Верхнего Египта Нехбет и Анубис; перед каждым божеством изображена маленькая статуэтка царя, подносящего сосуды с вином. Здесь же сохранился список богшов, почитаемых в Мемфисе и коленопреклоненная фигура царя, возжигающего им благовония. Центральное место в нижнем регистре занимает сцена мистического зачатия Хора, аналогичная сохранившейся в центральном святилище Зала статуй: Исида в человеческом облике протягивает руки к ложу, на которм лежит Осирис. В изголовье и изножье ложа две соколицы защтищают тело бога. В виде соколицы Исида парит над фаллосом Осириса, зачиная своего сына. Здесь же, у ног отца стоит и сам Хор. Действие происходит в ковчеге; надпись внутри ковчега гласит: “Осирис Уннефер, пребывающий в обители Сокара, да даст он жизнь, здравие и благополучие Менмаатра”.47 Под ложем осириса восседает Тот, богиня Мут, изображенная в виде урея и обезьяна Ифет. В следующей сцене, именуемой “Процветание Сада этого Бога”, царь из сосудов немсет поливает прямоугольный ящик “сад”; этот ритуал является важнейшим составляющим элементом ежегодного праздества возрождения Осириса. Внутри прямоугольного ящика находилось глиняное или золотое “подобие” тела Осириса, наполненное плодородной египетсколй землей и зерном. Именно в этом святилище хранилось это “подобие”, ежедневно поливалось освященной водой. Первые зеленые ростки, поднимавшиеся из земли, символизировали возрождение Осириса, его победу над смертью, обещали надежду на вечное возрождение жизни в загробном мире тем, кто верит в великого Бога.

Несмотря на застаревшую копоть на стенах, соседнее святилище Нефертума все еще восхищает тонкостью и изяществаом своей декорировки. Нефертум изображен здесь очень необычно – в виде человека с головой льва; на его голове восседает сокол, увенчанный цветком лотоса. Ему и богу Нуну, “отцу всех богов” преподносит Сети благовония на изображениях северной стены. За Нефертумом и Нуном следует фигура Хепри – воплощения утреннего солнца со скарабеем вместо головы. Вновь царь поливает “сад” Сокара-Осириса в присутствии Сокара, Нефертума и Тота. Завершает композицию огромный священный лотос Нефертума и статуэтка Сети в виде сфинкса, подносящего человеческими руками сосуд богу. На южной стене сохъранились уникальные изображения коленопреклоненных Амона-Ра с солнечным диском вместо головы и Осириса, голова которого заменена столбом джед. В виде сфинкса царь жертвует хенти  богине Сехмет, преклоняет колени перед Сокаром, Нефертумом, Птахом-Осирисом, Шу и Хором. За ними следуют Исида, Нехбет и душа-Ба Хатхор – соколица с головой богини. В завершение Сети преподносит дары богу Мину-Ра, “царю всех богов”. Поверхность западной стены святилища Нефертума как, впрочем, и святилища Сокара-Осириса не сохранилась.

Рядом со входом в зал Сокара в юго-западном углу второго гипостильного зала “дома Менмаатра” есть еще одна дверь. Отсюда начинается знаменитая “Царская галерея” – коридор, на западной стене которого сохранился перечень всех царей-предков строителя храма. Через эту галерею храм был связан с Залом ладей, обширными хранилищами для жертвоприношений и библиотекой.

Сам Сети I и его маленький сын Рамсес сначала возжигают благовония перед Сокаром и великой Сехмет, а затем “походят” к перечню имен предков. Сети, держа в одной руке курильницу, поднимает другую, обращаясь к именам с жертвенной формулой. Маленький принц Рамсес читает формулы из свитка папируса. Всего в списке семьдесят шесть имен, начиная с легендарного Менеса. Специально пропущены в списке имена царей-еретиков: Эхнатон, Сменхкара, Тутанхамон и Эйе; за Аменхотепом III сразу же следует Хоремхеб. Нет здесь упоминания и о фараонах-женщинах - Нейтикерт, Нефрусебек и Хатшепсут. На западной стене коридора Сети и Рамсес показаны поклоняющимися Осирису и Исиде. За ними следует огромный перечень из имен ста тридцати божеств и их культовых центров. В заключение Сети обращается к Ра-Хорахте и Амону-Ра с магической формулой-молитвой о защите божественных жертвоприношений, истоки которой лежат в Текстах пирамид.48 Многочисленные благодарственные граффити на стенах коридора рассказывают, что в Позднее время здесь разрешалось провести ночь больным и страждущим, которые посещали храм в надежде увидеть вещий сон и найти способ излечиться или обрести желаемое.

Из середины “Царской галереи” храма Сети I “западный коридор” ведет к задней части комплекса. На стене этого прохода, декорированного уже при Рамсесе II, сохранилась замечательная сцена охоты на дикого “длиннорогого верхнеегипетского быка”, предназначенного в жертву богам: царь накинул лассо на рога мчащегося животного, а наследный принц, бегущий перед отцом, схватил быка за хвост. Ритуал совершается в присутствии Упуата и Осириса. Вся композиция выполнена с потрясающим динамизмом и живостью, полностью разрушающими сложившийся стиереотип “статичности и безжизненности” египетского искусства. Вероятно, набросок сцены был сделан еще при Сети I, а Рамсес, добавив в него некоторые изменения, лишь приказал ее вырезать. На соседних изображениях царь тянет за канат ладью Сокара Хену, совершает жертвоприношения, возжигает благовония перед Птахом и Сехмет, Амоном и Мут, в присутствии Ра-Хорахте проводит вокруг города четырех коров в первый день нового года, с помощью богов сетью ловит уток, олицетворяющих в этом ритуале врагов божества. Восседающая на престоле богиня Сешат воздает хвалы царю:

“О сын мой, возлюбленный, Владыка Обеих земель, Менмаатра, сын Ра, Сети Мернептах! Воздвиг ты памятники прекрасные для тех, кто в храме твоем почтенном в ликовании и удовлетворении. Каждый бог – защитник твой… Воздвиг ты храм в пустыне западной Абидоса, что был измерен мной… и Татенен вымерял план его… Обе руки твои держали кирку, четыре угловых камня фундамента его (храма) установлены превосходно, подобно опорам Небес; слова тайные для защиты его произнесли Нейт и Селкет. Ты сотворил его, работой, превосходной в вечности, как стены внешение, так и святилища; колонны его превосходны, двери его из бронзы, пища на жертвенниках его, устроено все благодаря Сиа (богу мудрости). Бог каждый обитает внутри него (храма), имея в нем святилище вместе с Осирисом благодаря тебе… Статуя его божественная скрыта в храме твоем. Хор и Исида, место и здесь защищает их. Птах-Сокар в радости в своей ладье священной, Нефертум рядом с ними, Геб во главе их, вместе с их детьми и Эннеадой богов отца его. Шу и Тефнут обитают в святилищах их, которые создал ты в имени их. Все боги и богини обрели форму в храме твоем; образы и образы тайные установлены на своих штандартах, тех, что на священных ладьях. Каждое святилище установлено на фундаменте своем. Величество твое создало горизонт небес. Те, кто в диске солнечном, кто в царстве загробном, хранят тобой сотворенно на миллионы лет. Защищен ты на троне Ра как весы, о швартовый столб времени своего. Великолепен ты, каждый знает о добродетели твоей; беременны небеса этими твоими красотами. Тайный мир загробный радуется замыслам твоим… Даешь ты свет тем, кто во тьме и Утомленный сердцем (т.е. Осирис) ликует. Упокоившиеся в гробницах своих подняли лики свои, ибо ты произнес их имена и помянул их, деяния их завершив и наполняя их жертвенники дважды ежедневно. Для тебя Земля Священная наводнена до высоты храма твоего, и боги возрадованы во времена твои. Вот, Абидос в счастье из-за имени твоего в вечности и бесконечности. “Замыслы твои превосходны, памятники твои незыблемы”, - говорит каждый, знатный и бедняк, вместе тебя восхваляют. Ты – советчик из-за праведности твоей. Прибыли боги на сторону твою, ты – один из них; подобен ты Ра в небесах, подобен Уннеферу в мире загробном, подобен Величеству Амона в Фивах, подобен Гебу на земле этой. Вся жизнь – для дыхания твоего! Ты – царь всегда уважаемый. Храм твой существует в вечности; ты появляешься на земле как Орион во время его. Люди приходят к тебе за советом, ибо имя твое – у них на устах, так как ты угоден богам. Ты – кормилец простого народа.

Я поддерживаю благочестие твое, записывая, согласно повелению Ра; могущество мое – твоя защита; рука моя пишет для тебя об этих твоих заслугах, как и мой брат Тот. Атум сказал нам, говоря: “Вот, дела мои (зависят) от воли твоей; объединил ты Верхний и Нижний Египет под сандалиями твоими. Это ты, кто поднялся в славе на троне праздника Сед, подобно Ра, в начале сезона празднеств. Вот, теперь лучи диска солнечного освещают стену храма твоего, о, царь Верхнего и Нижнего Египта, Менмаатра, сын Ра, Сети Мернептах, (которому) дана жизнь”.49

За западной дверью “Дома Менмаатра”, скрытый обрамленным деревьями холмом, находился кенотаф - священная гробница, часто называемая “Осирийоном”.50 Его выявила в 1909 М. Мюррей, работавшая в храме Сети под руководством легендарного Флиндерса Питри. Полностью Осирийон расчистил только в 1920 году проф. Г. Франкфорт. Его план в общих чертах напоминает царскую гробницу. В середине центрального зала находится известняковая платформа - остров, со всех сторон окруженный каналом, наполненным водой. Стены зала и огромные монолитные столбы поддерживали гранитные архитравы и потолок. Имя Сети начертано на потолке одной из боковых камер, при нем же на потолках и стенах нескольких помещений были начертаны уникальные астрономические тексты и рельефы. Правда, отделка ведущего к кенотафу коридора раскрашенными рельефами была выполнена только при внуке Сети I - фараоне Мернептахе.

Осирийон по праву считается одной из самых трудноразрешимых загадок в египетской археологии. Некоторые специалисты считают, что это царский кенотаф и приписывают его строительство собственно Сети I, в то время как другие воздерживаются как от интерпретации назначения Осирийона, так и от определения времени его строительства. Окончательная интерпретация памятника все еще невозможна, однако на наш взгляд наиболее верной представляется гипотеза, высказанная в 1981 году Омм Сети и Ханни эль-Зейни, согласно которой этот памятник считался могилой самого Осириса51 - именно здесь была погребена Исидой голова Осириса убитого Сетхом.

Методы строительства памятника позволили некоторым ученым сделать вывод, что Осирийон был воздвигнут в начале IV династии. Одним из основных доказательств этой гипотезы традиционно считается техника сооружения памятника – внутренние углы стен залов и камер вырезаны из монолитных глыб гранита, как и в нижнем припирамидном храме Хафра в Гизе. Избегая каких-либо предположений о дате строительства Осириона, отметим, что именно он стал причиной изменения архитектурного плана храма Сети. Архитектор, видимо, изменил основную ось храмового комплекса, тем самым, сделав его Г – образным, чтобы избежать “столкновения” комплекса с более древним Осирийоном.52

Любопытно, что, видимо, Осирийон в Абидосе не является, как это предполагали до недавнего времени, уникальным. В 1999 году под процессионной дорогой пирамиды фараона Хафра в Гизе был обнаружен подобный памятник. Шахта, начинающаяся недалеко от знаменитого сфинкса, на глубине 20-ти метров завершается помещением. “В незавершенную, наполненную кристалльно-чистой водой пещеру можно попасть из расположенной выше камеры. Ниши в последней заполнены гигантскими каменными саркофагами; одна из ниш – пуста. Шахта, начинающаяся при входе ведет к затопленному коридору; во тьме слышно эхо от грунтовых вод, капающих с каменных стен… под водой,- пишет руководитель раскопок Захи Хавасс,- мы увидели затопленный саркофаг, крышка которого была брошена у входа в комнату… Когда воду откачали, мы обнаружили остатки четырех известняковых столбов, окруженных каменной кладкой. Стенки пустого саркофага, находившегося между ними, были повреждены водой, и лишь около восточной мы обнаружили знак pr имеющий значение “дом”, вырезанный в скальном грунте. Известно, что в эпоху Нового царства плато Гиза именовалось “Дом Осириса, Владыки путей Ро-Сетау”. Следовательно, слово “дом”, вырезанное в грунте и саркофаг, окруженный водой, символически представляет Осириса, правителя загробного мира… Конечно, Осирис не был погребен внутри этой гробницы; это символическое сооружение или кенотаф Осириса, подобный Осирийону в Абидосе”.53

Именно из Абидоса происходит большинство статуй Сети I, отличающихся превосходным качеством.54

“Год 9-й... Его Величество приказал высечь великие статуи из черного гранита. Тогда Его Величество открыл новые каменоломни для статуй из черного гранита с коронами из красного кварцита с Красной горы. Никогда не было сотворено ничего подобного со времен Ра. Были названы каменоломни, открытые его величеством, “Карьер Менмаатра, Владыки Обеих земель”.55

Сети I придавал огромное значение абидосскому храму: это подтверждается знаменитым декретом царя, высеченном на стеле в Наури (4й год правления),56 и надписями маленького храма Канаис в Вади Мийа, где упомянуты привилегии храма в Абидосе, а также копи, снабжавшие храм золотом:

“Год 9-й, третий месяц лета, день 20. Вот в этот день Его Величество пересек пустыни справа от гор. В желании его было увидеть копи, что дают золото. Когда Его Величество миновал большой путь, он остановился для отдыха в пути поразмышлять. Затем он сказал: “Как тяжела эта дорога безводная! Что станет со странниками, кто поможет их высохшему горлу? Кто уталит их жажду? Ведь вода так далеко, а пустыня безлюдна - горе человеку, жаждущему в пустыне! Как я могу позаботиться о них, о продлении их жизни?”... Затем Его Величество взвесил это в мыслях своих, он разведал пустыню, выискивая низменность, чтобы вырыть шахту; бог руководил им, ибо он исполняет желания им любимых. Строителям было приказано вырубить шахту среди гор, дабы охладить сердца жаждущих, опаленные летней жарой. И вот это место было воздвигнуто в великом имени Менмаатра, и было наполнено водой прекрасной, подобно разливу Нила в Асуане... Затем Его Величество приказал Смотрителю Царских Работ... и вот был сооружен в этой горе храм богам: Амону, Ра, Птаху, Осирису... После того, как храм был завершен и его надписи вырезаны, Его Величество восхвалил своих отцов, всех богов... Что же до будущих царей, если они поддержат мной установленное, то Амон, Ра-Хорахте, Птах-Татенен, Осирис да сделают их процветающими, а их землю счастливой... Что же до того, кто нарушит мною основанное, да будет это злом в глазах богов, да будет он осужден в Гелиополе, Божественный суд будет красен подобно огню, который сожжет каждого, кто не внимателен к заветам моим..”.57

Вероятно, именно этих каменоломни и святилище изображает знаменитая карта золотых рудников, датированная временем правления Рамсеса II, и хранящаяся в Туринском музее.58  

 

Астрономические тексты Осирийона.

“... Вот далекие области неба этого во тьме кромешной... Границы его южные, северные, западные и восточные неведомы... Не восходит Душа Солнечная там, ибо места эти богам неизвестны. Нет зла там... Мир загробный это - Дуат (_wAt), как и любое место, где тень неба и тень земли..”.59,

- этими словами начинается один из самых уникальных древнеегипетских литературных памятников - астрономическая Книга Бенен – “Книга Описания Движения Звезд”, иероглифический текст и рельефные иллюстрации к которой покрывают потолок Осирийона. Этот памятник имеет всего лишь один аналог - подобные изображения и тексты сохранились в гробнице фараона Рамсеса IV в Долине царей в Фивах. Дополнительный свод текстов, комментирующих подобные памятники был создан в эпоху Позднего времени и известен как папирус Карлсберг I.

Небо, согласно текстам и рельефам Осирийона, это великая богиня Нут, которую поддерживает на руках ее отец - бог воздуха Шу. Ежедневно по телу небесной богини странствует в виде крылатого солнечного диска бог солнца Ра; с востока на запад неумолимо несут его ладью небесные воды ко рту Нут, через который он попадает в Дуат:

“Это через рот Нут величество этого бога проходит в Дуат. Затем продвигается он вперед, проходя по небу. С ним звезды эти входят и с ним проходят вперед, спеша к местам своим... Это в первый час вечера величество этого бога (Ра) входит (в Дуат). Он становится торжествующим, он становится великолепным в руках отца своего, Осириса. Чист он там. Величество этого бога воссело в жизни в Дуате на втором часу начала ночи. Величество этого бога приказывает западным (т.е. обитающим в Дуате) и он исполняет задуманное в Дуате. Величество этого бога продвигается к земле, вновь и вновь приходя в существование в Верхнем Египте. Сила его велика, подобно (тому, как было) в первый момент его появления. Он приходит в существование как великий бог в (городе) Бехдете. По границам вод небесных, по рукам Нут проходит величество этого бога. Он входит в нее ночью, в час середины ночи и он идет вперед во тьме; все эти звезды с ним”.60

Глубокой ночью Солнечная Душа совершает извечное плавание по потусторонним водам, освещая Дуат и неизменно побеждая змея Апопа - олицетворение вселенского зла в присутствии миллионов духов и человеческих Ба:

“Эти птицы с головой человека и телом птицы. Говорит одна из них другой человеческим языком. Теперь, после того как пришли они поесть травы и покормиться в Египте, они садятся под яркостью неба и они принимают свою форму птиц... Тьма кромешная, Тростники небес богов (т.е. рай), - вот место, из которого пришли птицы. Они из ее (Нут) северо-западной стороны издалека, так же как и из ее юго-восточной стороны, которая открывается в Дуат, который на ее севере. Ноги Нут на востоке, ее голова на западе”.61

На смену богу Ра ночью земной горизонт заполняют луна - мужское божество Осирис-Ях, деканы - звезды или созвездия, которые при восходе указывают на наступление нового “часа” - одного из 12 отрезков ночи, и другие небесные тела-существа.

“Начало этим звездам в небе... в первом месяце сезона ахет, когда восходит Сириус, говорит книга Шен Идену (^n Idnw)... В первом месяце сезона разлива Нила при восходе Сириуса все эти звезды восходят в небе... Вот, в начале года каждого Ра, следует установленному пути звездному. Сказано в книге Бенен: “Сириус, восемнадцать звезд позади нее, восемнадцать звезд впереди нее... Вот двадцать девять их, созданий этих, что существуют и творят в небесах, двадцать девять звезд в этой широте небесной. Одна умирает и другая живет в каждые десять дней... Теперь до тех, что в Дуате - семь их”.62

С древнейших времен Сириус, небесное воплощение Исиды, “госпожи звезд”, почитался в Древнем Египте как предвечная звезда, повелевающая остальными звездами-деканами, каждая из которых, подобно Сириусу, становится невидимой в течение семидесяти дней. На юге Египта, в районе первых порогов Нила, Сириус также считался воплощением львиноголовой богини Хатхор-Сехмет, возвращающейся после долгого странствия в Египет и приносящей с собой благодатный разлив Нила. Разлив, почитавшийся как основной залог процветания страны, защищающий плодородные черные земли долины реки от наступления красных песков пустыни, подвластной Сетху.

В форме драматического текста надписи Осирийона говорят о “жизни звезд” и прославляет их мать - богиню Нут:

“Вот, по границам неба звезды эти шествуют извне ее (Нут) в ночи, когда сияют они и видимы. Внутри нее шествуют они днем, когда не сияют они и невидимы. С этим богом (Ра) они входят и шествуют вперед. С ним они двигаются по опорам Шу, останавливаясь на своих местах. После захода Его Величества (т.е. бога Солнца) на западном горизонте входят они в Нут в месте головы ее на западе. Поедает она их. Геб разгневался на Нут за поедание это. Названо имя ее: “Свинья, поедающая своих поросят”, потому что она поедала их. Ее отец Шу поднял ее и вознес над собой, сказав: “Да оставят Геба в гневе его. Да не дадут ему гневаться на нее, из-за того, что поедает она молодь свою. Они должны жить и шествовать вперед от места под ее ногами на востоке каждый день, как дает она жизнь Ра ежедневно”. Не называли имя ее “Мать богов” до рождения их. Не упал ни один из них. Тот же, кто идет к земле - умирает и входит в Дуат. Останавливается в Доме Геба на 70 дней. Теряет свою нечистоту на земле в 70 дней. Никто не называет имени “ослабленного” 70 дней. Имя “живущего” не произносят “ослабленному”, оставляющему нечистоту на земле... Чисты они, живы они, головы их положены для них на востоке. Происходит так, что один умирает и другой живет каждые десять дней. Это - головы богов. Вот, на востоке празднуют они празднество первое. Голова одного из них помещена на тело другого из числа их... Слезы их падают, становясь рыбами. Начало жизни звезды - в озере. Она выходит из воды, она взлетает ввысь, ввысь из моря, вне другой формы. Вот, жизнь звезд. Они шествуют из Дуата и извлечены на небеса. Геб стал владыкой богов. Геб поборол Нут. Приказал он им, чтобы показали они свои головы на востоке. Во второй раз Геб сказал богам: “Приставьте опоры к головам их. Они жили и их головы существовали. Погребения их подобны людским. Правда, в Дуате они. Это то, что делается умершими. Души шествуют в небесах ночью. Пути их - к границам неба днем для тех, кто не восходит в видимости. Когда же видны они живущим, это и в самом деле звезда, совершающая путь свой и сияющая в небе в часы ночные, плывущая по небу великолепно. Значит это, что жизнь ее видна..”.63

31

KRI I, 129-199.

32

Breasted J., 1906, p.99.

33

Breasted J., 1906. pp..96-97.

34

Desroches Noblecourt Ch., 1996, p.80.

35

Redford D., Pharaonic King-Lists, Annals and Day-Books. Mississauga, 1986, pp. 1-25.

36

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 62.

37

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 75.

38

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 90. Эту сцену можно встретить и в российских работах, посвященных египетскому искусству. См. Матье М.Э. Искусство Древнего Египта. – М. - Л. 1961. С. 454.

39

Омм Сети в своей работе вспоминает любопытное поверье жителей современной деревни, расположенной недалеко от храма Сети I: “Многие из жителей современного Абидоса, которые совсем ничего не знают о древнеегипетской религии, утверждают, что видели, как золотая ладья плавала ночью по пруду (остатки старого священного озера). Один человек подобрался к ладье в надежде добыть себе золота. Но едва он подплыл к ней, как, по его словам, “военный” вышел из-за кабины и первым так сильно встряхнул его, что несостоявшийся грабитель поспешно ретировался. С тех пор он отказывается проходить мимо этого места, несмотря на то, что это кратчайшая дорога к его дому. В целом, у этого человека железные нервы, он очень практичен, невпечатлителен, и, конечно же, не из тех, кто видит несуществующие вещи. Мы оставляем этот эпизод на суд читателя”. Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 101.

40

Wilkinson R. Reading Egyptian Art. A Hieroglyphic Guide to Ancient Egyptian Painting and Sculpture. London, 1992. P. 169.

41

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 102.

42

Джедду – город Бусирис, центр культа Осириса в Дельте Нила. Об изображении см. Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 112-113.

43

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 114.

44

Radwan A. The anx - vessel and its Ritual Function. // Melanges Gamal Eddin Mokhtar. Vol. II. IFAO, 1985. PP. 211-217.

45

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 135.

46

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 135.

47

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 149.

48

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 159.

49

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, pр. 164-165.

50

Stierlin H. The Pharaohs Master-Builders. Paris, 1995, pp.141-151.

51

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, p. 23.

52

Omm Sety, El-Zeini H., 1981, pp. 10-11.

53

Hawass Z., Egypt Celebration of the Millenium. //Horus, Oct.-Dec. 1999, pp. 16-18.

54

Leclant J. (ed) Le monde e gyptien, les pharaons, L’univers des formes series. Vol.II: L’empire des conque rants. Paris, 1980. p.292.

55

Kitchen K., 1982, p.35.

56

Kitchen, LA IV, ss.361-362. Хрестоматия по истории Древнего мира. - М.,1950. Т.I, c.90-96.

57

Kitchen K., 1982, p. 35.

58

Stierlin H. The Gold of the Pharaohs. Paris, 1997, pp.74-75.

59

Neugebauer-Paker, Egyptian Astronomical Texts. Vol. I. London, 1960, p.52.

60

Ibid., p.62.

61

Ibid., p.66.

62

Ibid., p.58.

63

Ibid., pp.67-68.

(C) Солкин В.В., 2000

(C) Издательство "Алетейа", 2000

Материал предоставил: Солкин Виктор
  

<<Назад Содержание разделаДалее>>

Страница 5 из 11

Карты
Личности
Страны и племена
Военное искусство
Экскурсии
Хрестоматия
Новые теории
Общие статьи



Поиск
Ссылки
Хронология
Новости истории
Форум
О сайте
Гостевая книга